ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
ТАЙМЛАЙН
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ

DC: Stranded

Объявление

08.02. Нет, мы не погибли в Новом году! Нет, мы все еще в деле! Да, нас ждут обновления (чуть позднее).

18.01. Дарим соигрокам ПОДАРКИ!

комиксы | NC-17 | эпизоды | 11.2018 - 01.2019

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: Stranded » Флешбэки и флешфорварды » [22.10.2018] Во имя отца, сына, и кого там ещё черти принесли?..


[22.10.2018] Во имя отца, сына, и кого там ещё черти принесли?..

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

[epi]ВО ИМЯ ОТЦА, СЫНА, И КОГО ТАМ ЕЩЁ ЧЕРТИ ПРИНЕСЛИ?.. 22.10.2018
Talia al Ghul, Bruce Wayne
https://i.imgur.com/xEEZWPO.jpg
Талия собирается проведать Брюса и обсудить с ним важные новости. В частности, её отец почему-то снова жив, ну и сын тоже жив, но вот что с ним происходит?..
NB! Собрание родителей года, или Это он в тебя такой $банутый[/epi]

+2

2

Если гора не идет к Магомету, то придется Магомету придти к горе. Авантюра по выманиванию Брюса из пещеры, чтобы пообщаться на нейтральной территории, накануне закончилась ничем. Ну почти ничем, рыжая мышка явилась спасать Талию, было мило, было забавно, но не совсем то, чего та добивалась. Пришлось смириться с фактом и направиться в особняк Уэйнов, чтобы, наконец, сказать здрасьте отцу своего единственного сына.

Аль Гул редко о чем жалела. Ее этому не учили. Иногда она признавала, что в чем-то ошиблась, чаще просто делала для себя выводы, но жалеть о чем-то совершенном или нет ей не приходилось никогда. А рождение Дэмиана было все же счастьем, странным немного, но счастьем, пусть и совладать она с ним не очень-то сумела. Как воспитатель, Талия потерпела сокрушительное поражение, сумев заинтересовать сына личностью отца, но слишком долго скрывала истину. К тому же, подчас жестокие меры воспитания, дали не очень приятный результат - Дэми вырос капризным, вредным и жестким для своего возраста, но умным, и с этим спорить не приходилось. В свое же эгоизме он был готов жертвовать матерью, чтобы добраться до отца, ведь у каждого мальчика должен был быть отец, которым он гордится.

Конечно, Талия смогла себя убедить, что отпускает сына к отцу потому, что это правильно. Потому, что она научила Дэмиана всему, чему должна была, и теперь очередь Брюса научить его всему, что может. Но это было лишь утешением, отговоркой, чтобы спокойно отнестись к тому факту, что мальчишка выбрал остаться с Брюсом, не с ней.
Она дала им обоим достаточно времени, чтобы теперь вернуться в их жизни, хотят они того или нет. Покушаться на свободу сына или забирать его с собой Талия не собиралась, по крайней мере, пока. Сейчас ей было бы не очень вовремя обзавестись прицепом, о котором следует заботиться. Но все же, попробовать выровнять их отношения, почему бы и нет. Как с Брюсом. И первым ее шагом к этому было то, что она не попыталась встретиться с Дэми за спиной Уэйна, а явилась к Брюсу достаточно погожим днем.

Ей всегда нравился особняк Уэйнов. Сдержанный и строгий, он таил в себе множество тайн, даже слишком много, он был пристанищем для мышиной семьи, он был местом, в котором сходится достаточно много дорог. И ее собственная. С террасы открывался прекрасный вид на парк, который Талия и изучала в ожидании, пока Брюс то ли проснется окончательно после мышиной возни, то ли наберется сил и перестанет думать, с какой стороны ее пытаться придушить. Их отношения всегда были непростыми, несмотря на то, что в конечном итоге Талия прикрывала спину Бэтмена, выбирая его, даже когда на кону стояла ее собственная безопасность. Ну что поделать, никто не обещал ни ему, ни ей легкой жизни, а они находились по разные стороны баррикад, чтобы не мешать друг другу жить.

- Знаешь, я всегда задавалась вопросом, что есть такого в этом городе, что ты позволяешь ему себя ломать из года в год. Ответа так и не нашла, но это место, действительно, прекрасно. Жаль, у тебя наверняка нет времени на прогулки по парку, да, милый?
Талия оборачивается, стоит последнему слову сорваться с ее губ, присаживается на перила, рассматривая Брюса. И улыбается.
- Ну, привет, милый, скучал? Я вот очень.
Даже если у Уэйна и была бессонная ночь, то сейчас это незаметно, выглядит Брюс, определенно, прекрасно. Не удивительно, что Рас хотел его в наследники, что так, что по духу они были бы прекрасной парой, но не случилось, не срослось. И если отец еще некоторое время все пытался обменять верность Бэтмена на собственную дочь, торгуя ею как на рынке, то сама Талия давно осознала, что им не вернуться к тому, что было, но и тот уровень, на котором они оказались, устраивал ее. Что может быть крепче в плане поддержки, чем общий ребенок? Бросить в беде отца своего сына все еще очень сложно, если, конечно, над тобой не поиздевалась чокнутая сестричка.

+1

3

После прошедшей ночи, которая на самом деле закончилась рано утром, Брюс и правда отсыпался в своей постели. Оставалось лишь порадоваться, что на сегодняшнее не было назначено единой деловой встречи, присутствие на которой было бы необходимо.
Разбудил его Альфред, деликатным стуком в приоткрытую дверь, и кивком в сторону подноса, который уже стоял на приземистом журнальном столике. После чего, убедившись в том, что "мастер Брюс" подал признаки жизни и, соответственно, проснулся, таким же исполненным достоинства и крайне бесцеремонным жестом раскрыл наглухо задёрнутые шторы.
Уэйну оставалось только тихо, очень тихо выругаться. Старый дворецкий безгранично уважал своего воспитанника, но вот увлечение, доводившее до таких сбоев в режиме, далеко не всегда казалось ему уместным. Тем более, сбои в режиме были самыми невинными из последствий.

Поднявшись, Брюс накинул халат, заодно вспомнив вчерашнюю ночь. Та оставила после себя несколько вполне обширных ссадин, которые теперь не добавляли хорошего настроения, но ничем новым это для Брюса не было, а вот потревоживший его Альфред вызывал некоторый интерес.

- К вам гость, сэр. Мисс Талия ожидает вас на террасе. Не могу не заметить, что весьма любезно с её стороны было прийти аж к обеду. Впрочем, если бы это могло вам чем-то помочь, - в сочувственной усмешке Альфреда сквозила нотка сарказма, такая едва уловимая нотка, отличавшая настоящего джентльмена от шутника, который из-за своего чувства юмора мог отхватить по зубам. Альфред никогда не переступал черту, впрочем, это ничуть не мешало ему высказывать всё, что он думает. А потом просто удаляться, скрестив руки за спиной, что он сейчас и сделал.

Брюс наспех принял душ и даже заглянул под крышку подноса, найдя там кофе и ещё тёплую выпечку. Есть не хотелось совершенно, мысли пестрили вопросами - зачем она пришла? Талия. Женщина, которую он никогда не понимал, женщина, которая родила от него сына, от него, но не ему; растила его убийцей буквально с пеленок, не прививая все те моральные ценности, которые для Брюса были такими важными. Такими ключевыми.
Он тотально не понимал её и всё же что-то ёкнуло в груди, стоило ему услышать, что она в его доме. Или по спине холодок пробежал... Достойная дочь своего отца, аль Гул не была из тех личностей, кто приходит, чтобы сообщить хорошие новости, или чтобы сделать кому-то приятный сюрприз.

"Что же тебе от меня нужно, Талия?.."
Перед входом на террасу, на которой стояла женщина, Брюс замер, рассматривая тонкую фигурку. Для этой женщины, кажется, время шло совершенно по-другому, не затрагивая её красоту, силу, и таланты. Брюс лишь усмехнулся, когда раздался голос, она слышала его приближение, конечно, обученная и тренированная убийца, к ней не мог подкрасться даже "великий бэтмен", даже босиком, ах да, во всём виноват был халат, чёртов домашний халат, ткань которого шуршит при ходьбе.

- Вспоминал о тебе каждый день, - усмехается Брюс, делая несколько шагов вперёд, щурясь от яркого света, почему-то именно сегодня какого-то чёрта решило показаться солнце. - И очень удивлён твоим визитом. Заинтригован, можно сказать.. Ты не спешишь? Могу я для начала хотя бы угостить тебя кофе? Альфред сегодня приготовил бесподобный пирог с абрикосами, - Брюс становится рядом с Талией, рассматривая парк. Не позавтракать его подтолкнуло натуральное любопытство, а вот теперь, убедившись, что Талия не торопится бросаться в него ножами, или преподносить ещё какой-то убийственный сюрприз, вроде той встречи с Дэмианом, есть захотелось, и пустой желудок вот-вот да даст о себе знать позорным урчанием.  - А насчёт города ты не права, милая. Мы с ним давно уже квиты.

+1

4

- О, как мило, твое признание греет мне душу, - Талия смеется, ее ничуть не смущает халат, в котором вышел ей навстречу Брюс, вышел бы без него, тоже не смутило бы. Ей приятно находиться рядом, изучать его, вспоминать, с последней встречи прошло достаточно времени, чтобы ореол Темного рыцаря хотя бы немного померк в воспоминаниях, но теперь ему позволено вспыхивать достаточно ярко, как и всегда.
Идеалист до мозга костей, им с самого начала было не по пути, но тогда Талия была не готова признать этот факт, пытаясь переиграть жизнь, Готэм, самого Бэтмена в свою пользу. Впрочем, в эту игру можно играть, пока не надоест.
- О, пироги Альфреда это то, ради чего я явилась в гости, не успев пообедать, так что без него я точно не уйду.

Стоит чуть шевельнуться, и Талия ощущает запах геля для душа, осознает, что, действительно, угадала, когда поутру решила не торопиться со своим визитом. Альфред ничего ей не сказал, но она была почти уверена, что ночь выдалась долгой и непростой, теперь же последние сомнения в этом отпали. Талия мягким движениям тянется, чтобы прижаться губами к щеке Брюса, оставляя на ней теплый и ласковый поцелуй:
- Я, правда, рада, что Готэм пока тебя не убил. А теперь я жду пирога, нам нужно поговорить о достаточно многом, у меня для тебя есть одна не очень приятная новость.

Несмотря на солнце, октябрьское утро не располагает приятному завтраку на террасе, Талия - дама теплолюбивая, тоскующая по солнцу, по его лучам, но осеннее солнце всегда непозволительно холодное и беспощадное, выдергивающее из теней морщины, напоминающее о возрасте. Нет, Талия не страдала, видя свое отражение в зеркале, оно ее устраивало, на первый взгляд практически совершенное. Но иногда ей не хватало привкуса юности, в которой все было проще, в которой дилеммы не играли своей смертельной роли, в которой мир имел всего лишь три цвета, а ты стояла на серой полосе и не понимала, почему видишь ее, когда тот, кто тебе дорог, совсем ее не видит.

- Как поживает мой подарочек, дорогой? Надеюсь, не доставляет хлопот больше, чем положено тринадцатилетнему ребенку?
За легкой язвительностью прячется искренне материнское любопытство, прячется плохо, Талия позволяет ему просачиваться наружу сквозь слова, точно зная, что Брюс мог ей простить многое, но скрытого от него сына не простит никогда. Она и не просила за то прощения, но в последние годы резонно задавалась вопросом, правильно ли поступила тогда? Правильно ли поступала, воспитывая сына в одиночку, тем самым, дав ему только свою любовь, а ведь он мог получить ее в два раза больше, быть счастливее. Это все были вопросы без ответов, не способные ничего изменить, но они все равно приходили и окружали Талию, заставляя об этом думать. В любом случае, она ничего не могла сделать иначе, а повторись все снова, скорее всего, поступила бы так же. В любом случае, сейчас ей приходилось жить со своим выбором, пробиваясь сквозь эмоциональные заслоны, возведенные как отцом, так и сыном.
Впрочем, это не то, что могло бы испугать или остановить Талию.

+1

5

В какой-то момент Брюс, вечный параноик, действительно верит, что она не пришла сюда в очередной раз с ним воевать. Не для того чтобы его подставить, обмануть, использовать, как поступали многие женщины в его жизни, правда, взгляд Талии, её улыбка, голос с некой рассеянностью, которую едва ли можно было изобразить - всё это создавало атмосферу неподдельности происходящего. Словно она и не притворяется вовсе, не врёт, а действительно пришла посетить когда-то близкого человека, разделить с ним обед, а цель визита - тот самый знаменитый пирог Альфреда..

Смешно, да и только. И всё же Брюс на какое-то мгновение поддаётся. Улавливает её движение навстречу, такое мягкое и осторожное, совсем-почти дружеский жест. И вместо ответа чуть приобнимает за плечи, ведя ладонью по узким лопаткам. Привычное и забытое одновременное движение - прямиком из их общего прошлого.

- Я как-то мало рассчитывал, что ты пришла сообщить мне о выигрыше в лотерею, - щурится Брюс, запахивая халат поплотнее, пока они покидают террасу, всё же здесь прохладно, а Альфред уже кружит вокруг стола, и снова слышен запах выпечки, фруктов и кофе, самого лучшего кофе, который Брюс когда-либо в жизни пробовал. Во многом ему повезло, его окружали лучшие люди, и даже после смерти родителей забота Альфреда отчасти заменила ему внимание отца. И вот теперь Брюс не может не заметить тени улыбки на лице старого дворецкого, странно-понимающей, словно он обнаружил наконец на самом видном месте давно утерянную в бесконечной библиотеке книгу.

Конечно. Всё дело в детях. И в самой мисс аль Гул. Её присутствие здесь сегодня ощущается на удивление органично, даже для склонного к паранойе Брюса. Хотя он до конца в её мирные намерения так и не поверил, скорее из принципа.

- Он растёт, - хмыкает Брюс. Отхлебывает наконец кофе, горячего, но недостаточно, чтобы обжечь нёбо. Идеальное соотношение аромата, вкуса и горечи, ни грамма сахара. Всё, как он любит. - Старательно учится, многому учится, знаешь, мальчикам его возраста много с чем доводиться мириться, как бы они не упирались. А я помогаю.

Например с тем, что убивать направо и налево Дэми больше не может. Пытаться убить Тима, чтобы занять его место - тем более. И даже покалечить!..
Но самый большой путь предстоит Дэмиану на поприще социальных взаимодействий и эмпатии, ведь последняя отсутствует у него напрочь. Талия на совесть постаралась, взращивая в его сыне что-то вроде стержня, который не позволит его сломать, никак и никогда. А вместе со стержнем взрастила и эго, ставящее Дэмиана на порядок, да что там, на десять ступеней выше остального человечества. И остальных жизней. Любых других ценностей.. Брюса это раздражало. И каждый раз терпеливо объяснять Дэми, искать подход, который заставит его понять, почему так - нельзя, - стоило ему усилий. Ведь бить тринадцатилетнего мальчишку - явный моветон. Плюс, это был его один-единственный родной сын.
Брюс не жалел потраченного времени, ничуть.

- Порой, когда я смотрю на него,  вижу: его одолевает невероятное изумление. Что кто-то смеет говорить ему "нет", пусть даже это его отец, - Брюс усмехается шире. Да что там, почти смеётся. - Не замечала такого раньше за нашим сыном?.. В нём ни капли скромности, и я всё жду случая, когда это пойдёт ему на пользу. Но вот не дождусь никак.

Впору и правда смеяться - обедают, почти как настоящая семья, или хотя бы бывшая семья. Но нормальная, в понимании общества. Ну а что: шутят по поводу сына едят пирог. А Брюс всё гадает - зачем же она явилась? Не для того, чтобы спросить Брюса, как успехи их сынишки на поприще учёбы и воспитания, явно. Брюс замолкает и смотрит в её глаза, такие же тёмные, как и обычно, почти чёрные: зрачков совсем не видно. И всегда кажется, что за ними прячется какая-то тайна. Возможно, страшная, словно эта женщина уже долгие годы несла на душе тяжелый камень. Но это лишь придавало ей привлекательности и странного декадентского обаяния, на которые Брюс и купился с потрохами больше десятка лет назад. Что и говорить, Талия была достойной дочерью своего отца, пусть и слишком молодой, чтобы обыграть его. Но лишь пока что.

+1

6

Талия смеется, как смеются женщины, вполне себе счастливые, без единой проблемы. Она смеется так, будто бы мир вокруг принадлежит только ей. Улыбается Альфреду, благодарит его за прекрасную сервировку, за предложенный стул и за божественный пирог. Это те вещи, за которыми она, оказывается, скучала. Альфред, несмотря ни на что, знал, что Талия больше портила нервы Уэйну, но никогда не стремилась его убить, не считая того периода, когда ее контролировала Нисса. Но об этом и сама Талия предпочитает не вспоминать, просто вычеркивая покойную сестрицу из жизни.
Это пройденный этап.
- В лотерею? Мелковато, не находишь?
Пока Брюс отвечает, Талия успевает насладиться кусочком пирога и несколькими глотками кофе, почти урчит от удовольствия, совершенно расслабленная и абсолютно неопасная. Обманчивое мнение, но сейчас оно единственное верное в том, что она чувствует себя в безопасности, даже не глядя на тот факт, что тут она была непрошеной гостьей. Правда, когда это смущало Талию?

То, как Брюс говорит о сыне, вызывает на губах ее довольную улыбку. Если у нее до этого и было некоторое беспокойство, как все будет происходить между отцом и сыном, то сейчас оно улетучивается. Конечно, Дэмиан проблемный ребенок, конечно, с ним не просто, но у него блестящие умственные способности, а гены должны сыграть свое. Он был в восторге от того, кто его отец, и в конечном счете радостно променял на него мать. С этим Талия смирилась, не беспокоила сына какое-то время, но она не планировала полностью вычеркивать себя из его жизни.
Так не пойдет.
- Значит, это было верным решением, тебе есть, чему его научить, ну и, возможно, тебе по силам исправить мои ошибки. - Она легко пожимает плечами, делает глоток кофе: - Я никогда не говорила, что я права в абсолюте. И да, мне не хватило опыта и умения воспитать его лучшим образом, да и…

Талия не любит о том говорить. Ей бы следовало еще тогда, будучи беременной, уйти от отца, но тогда она еще верила, что его любовь не причинит ей вреда, что она важнее всего, что было в его жизни. Ошиблась. Увы, у нее паршивая карма на мужчин, ей не везет ни с собственным отцом, ни с кем-то, кто займет место рядом. Она даже уже и не думает об этом, насытившись игрой Раса в торги - тело и сердце дочери в обмен на место наследника, хотя он никак умереть не может, чтобы смысл наличия наследника не терялся. Талия лишь фыркает мысленно, вспоминая очередное его явление, пристально смотрит на Брюса - в какой момент следует произнести это сакраментальное “дорогой, твой несостоявшийся тесть опять жив, убьем?”.
Ах да, великий Темный рыцарь никого не убивает, хотя давно пора начать, уж сколько можно.

Голос Брюса отвлекает Талию от размышлений, она снова смеется.
- Бесспорно, он немного капризен, но согласись, не дурак и весьма способен. А что касается слов “нет”, боюсь, это у него от меня, я тоже не люблю, когда его мне говорят, и если слышу, всегда делаю все, чтобы получить заветное “да”.
В темных глазах Талии пляшут черти, впрочем, так всегда, она отвлекается снова на пирог, но затем возвращается к первой из причин ее визита.
- Я хочу с ним видеться. И это не просьба, Брюс. Я не собираюсь забирать его из твоей жизни, но хочу войти в его. Слишком долго у нас с ним тянется наш личный разлад, пора начать его устранять.

Красивое “я сама отдала его тебе” не звучит, но витает в воздухе, хотя оба они знают правду - Дэмиан выбрал отца, отказавшись от матери. Другое дело, что Талия позволила сыну уйти, но легче ей от того не было. Поначалу она даже затаила обида на Брюса, но потом в ней заговорил здравый смысл, Бэтмен, скорее, жертва настойчивости собственного отпрыска, маленький раптор что видит, то и берет, впивается зубами, фиг челюсти потом раздвинешь.
Впрочем, такая хватка даже повод для материнской гордости.

+1

7

Талия выглядит настолько благодушно, что Брюс начинает подозревать неладное. Окей - неладно это то, что она просто сюда пришла, а вот её голос и выражение лица, прямо таки излучающие доброту и понимание - это уже сильно неладно, и даже довольно опасно. Дочь демона никогда не была, что называется, белой и пушистой девушкой, и выросла женщиной, которая всегда преследовала свои интересы. Что в общем-то полностью соответствовало агрессивной среде, в которой сформировалась её личность. Именно поэтому Брюс невольно напрягся, когда она даже решила его приободрить на поприще воспитания их общего сына. Даже склонил голову к плечу, высказывая таким образом удивление - неужели? Великая глава Лиги Убийц, женщина, под каблуком которой находятся самые опасные бойцы мира, поощряет воспитание в её сыне чего-то вроде человечности. Брюс порадовался, что в этот момент не пытался отхлебнуть кофе - непременно захлебнулся бы, а закашливаться за столом это знаете ли такие дурные манеры.

- Не дурак? - хмыкает Брюс. - Обижаешь. Он ещё совсем мальчишка, и физически не достиг такой же формы, как, например, Тим. Но умудрился довести его пару раз.. Он берёт хитростью и остаётся только восхищаться - или ужасаться, это уж как посмотреть, - его фантазии. Но к счастью, как я уже сказал, он ещё совсем мальчишка. У меня ещё есть время, - он усмехается, поднимая взгляд на Талию. - У нас.

Дэми нужно было помогать отстраивать внутренние рамки, границы, какие-то принципы. Порой его поступки напоминали Брюсу про газетные вырезки о тех самых детях-социопатах, которые мучают животных просто из-за нулевого уровня эмпатии. Сам Дэми испытывать боль очень даже умел, и что такое обида, горечь, зависть, ревность.. Полный спектр эмоционального развития, как для 13 летнего мальчика, но вот беда была в том, он совершенно не считался с остальными. Брюсу казалось, он и сам авторитет для него пока что лишь по той причине, что превосходит его физически во много раз, не говоря уже об эрудированности и образовании. Но пройдут годы, и ученик рано или поздно догонит учителя. Что же будет тогда?.. Брюс очень надеялся, что тогда у Дэмиана появятся хоть какие-то цели кроме ночных прогулок по городу в погоне за адреналином и острыми ощущениями. Иное будет означать полный провал самого Брюса.

А вот дальнейший поворот уже был больше похож на правду.. Талия не просто хотела спросить, как у Дэми дела, нет, она хотела снова поддерживать с ним контакт. Брюс, в общем-то, никогда не хотел разлучать мать с собственным сыном, но их "семью" можно было назвать дьявольски странной. Хотя бы потому, что впервые Брюс увидел своего сына через десять лет после его рождения, и узнал о нём тогда же. Знакомство было несколько стрессовым... Талия умудрилась спрятать от него его же ребёнка и растить как и подобает быть выращенному и воспитанному сыну главы Лиги Убийц. И, насколько Брюс понял, их разлучил только ядерный интерес Дэми к персоне своего отца. Даже странно немного, что сын счёл его образцом для подражания и наставником, а не противником. Брюс даже не догадывался, что испытывала Талия, когда от неё ушел её собственный 10летний сын. Злилась ли она, и насколько.. Но сам он был немало ошарашен появлением Дэмиана в его жизни. Обман Талии тоже удивил, обескуражил, но не шокировал.

Тогда она просто пустила события на самотёк, отпустив Дэмиана. Позволила Брюсу к нему привязаться. А теперь собиралась снова войти в жизнь сына, и, следовательно, в его жизнь тоже. Вот только на каких началах?.. Брюсу не нравились эти изменения. Никакие изменения, ему, в общем-то, были не по душе, Брюс был тем ещё консерватором. Но если появление Дэми, этого мелкого чертёнка, означало определённый калибр проблем, близкий к "среднему", то Талию можно было сопоставить с чем-то вроде персонального дьявола. Эта женщина была великолепной актрисой, красивой женщиной, она и сейчас играла. Спокойный, почти семейный разговор об общем ребёнке, эта её радость встречи, которую она никуда не прячет, и от которой что-то болезненно ноет в груди. Музыкальный смех, а ещё - аргументы, бесконечно логичные аргументы.. Она умела не только сломить чужое сопротивление, нет, она поставить себя так, чтобы сопротивляться не захотелось вовсе.

- Ты его мать. Я не стану тебе запрещать или мешать, да и права не имею, Талия. Но ты же знаешь, мы очень разные. Я бы не хотел, чтобы то, что я культивировал в нём несколько лет, было разрушено одним твоим появлением. Пожалуйста, будь осторожной, - Брюс нахмурился. На какое-то мгновение его лицо приобрело выражение, будто он откусил кусок свежего сочного лимона. Всё так, просить он толком не умел, это всегда вызывало у него оскомину. - И как же ты это видишь? Поделим дни, часы?.. - Брюс покачал головой, - должен признаться, твой визит сюда с этой целью - неожиданность для меня.

Раз уж она сюда пришла, рассуждал Уэйн, Тал точно знает, чего хочет. В её голове есть план, и план-максимум, к которому она продвигается, крадётся, точно кошка... И пока что нет никакого смысла гадать. Брюс замолчал, отпивая ещё кофе. В случае с наследницей Раса насылать адвокатов по семейным делам было явно бесполезно.

+1

8

- Он ревнует. Привык быть единственным в своем роде, и твои сыновья, ну или в данном случае один сын, его раздражает. К тому же, Дэмиан хочет своего отца в безраздельное пользование, а если он чего-то хочет, то стремится это получит.
Талия улыбается, чувствуя на губах вкус кофе. Улыбается, явно намекая, от кого их сын приобрел подобную черту характера. Впрочем, в Дэмиане многое не только от нее, но и от Брюса, и некоторые вхарактерные моменты переплелись так интересно, что выдали совершенно фантастические результаты. - Время? Сделать из него достойного наследника твоего мира, Брюс?
Со стороны они кажутся слишком… идеальными? Подходящими друг другу. Пара, пьющая кофе поутру, обсуждающая оценки своего единственного чада.
Почти правда, но на деле самая настоящая ложь. Впрочем, и между ложью спряталась та правда, которая всегда вела Талию в отношении Брюса. У них бывали непростые времена, и сейчас аль Гул почти уверена, что Брюс гадает, когда главная змея серпентария надумает его цапнуть, успеет ли он увернуться. Она не винит его в подобных мыслях, приди к ней на порог Темный рыцарь, и она бы озадачилась, что ему надо.

И все же, этот разговор слишком томен, хотя весьма приятен. Но Талия все еще соблазняется мыслью подбросить дровишек в огонь, например, спросить, что будет делать Брюс, если она заберет сына? И как там поживает Джейсон? Болезненное напоминание о том, что он не смог, не сумел защитить того от ужасной участи быть убитым кошмарным способом, страшным, болезненным, наложившим свой отпечаток на характер уже воскресшего Джейсона. С Тоддом они никогда не говорят о Брюсе, больше не говорят, после того раза, когда Талия посоветовала потерянному мальчишке стать лучше своего приемного отца, стать тем, кто сможет противопоставить ему силу, сможет не хуже него защитить Готэм. Пока что это работало весьма специфически, но как-то да работало, впрочем, у Джейсона теперь было достаточно целей, чтобы не циклиться на Уэйне. И как все между ними шло, Талия не спрашивала, отказываясь открыто проявлять собственное любопытство.
Но спросить у Брюса захотелось. Поддеть его тем, что он ничего тогда не сделал для Джейсона. Вот только это означало раскрытие собственной роли в дальнейшей судьбе приемыша Брюса, и хотя привязанностей Талия не стыдилась, вскрывать их не торопилась.
Так что стоит вернуться к Дэмиану.

Брюс едва успевает закончить свою речь, как Талия практически хищно тянется к вафле, откусывая кусочек:
- Вафли божественные. Я завидую тому, что у тебя есть Альфред, я даже нормального повара не могла найти, когда понадобилось организовать банкет. В твоем городе все не так, как везде, - и лишь когда вафля оказывается съедена, а кофе в чашке заканчивается, аль Гул снова переключается на тему разговора. Она протягивает руку к кофейнику, предусмотрительно оставленному Альфредом, наверняка не потому, что Талия захочет добавки, наверняка потому, что после бессонной ночи Брюсу совсем не помешает крепкий кофе. - Ты еще скажи оформить совместную опеку в суде, дорогой. Ну нет, - Талия качает головой, - я не планирую по часам сторожить, когда смогу забрать сына, и уж точно не собираюсь упрекать тебя в чем-то подобном, - ее смех разносится по комнате, спокойный, не злорадный, даже мягкий. - Нам с тобой на практике предстоит понять, как это работает. Но ответь на вопрос, дорогой, кого ты хочешь из него вырасти? И отдаешь ли ты себе отчет, что есть нечто большее, чем воспитание? Например, генетика. Тот набор, что он получил не только от тебя, но и от меня?

У нее только один ребенок. И в отличии от отца, Талия не планирует жить вечно. Однажды Дэмиану придется возглавить Гильдию. А это значит, что когда-нибудь она все равно заберет сына у Брюса. Заберет достаточно рано, чтобы Дэмиан осознал свое место, заработал уважение тех, кем он будет управлять. Это случится не сегодня, не завтра, возможно, даже не через десять лет. И пока мальчику безопаснее под кожаным крылом Бэтмена, чем под опекой Талии.

+1

9

- Ну и как же мне с ним справиться, не могу же я отказаться от всех своих старших воспитанников ради того, чтобы его не пожирала ревность.. - проворчал Брюс, опуская взгляд.

Отцом оказалось быть довольно сложно. Как влиять на эмоциональное состояние Дэмиана, он не представлял, Дэми был таким юным, таким импульсивным и вспыльчивым. И жестоким. В чём-то он напоминал Джейсона, но это не помогало: Тодд знал цену жизни, и уличной жизни, а потому непроизвольно одурительно ценил все те блага, которые так охотно предоставлял ему Брюс. А вот Дэми их не замечал. Он просто-напросто привык, что у него есть всё, что нужно, и даже больше, гораздо больше. Всё, о чём он только может мечтать.
Как же непросто было его удивить!..
Да и мотивировать. На то, чего ему не хочется..

Брюс задумчиво, спокойно смотрит на Талию. Изучает её лицо, его выражение. Как обычно, там - загадка. На дне внимательных тёмно-карих глаз, что почти не выдают узкий зрачок... Талия похожа на змею сейчас. Которая обвила его пока что расслабленными кольцами, гладкими, возможно даже довольно мягкими. Уютными. Комфортными. Но стоит ему сказать одно неверное слово..

Талия просто пришла за тем, что принадлежит и ей тоже. И отказывать ей в этом нельзя.

Брюс никогда об этом раньше не задумывался - что будет, если Тал решит вернуть всё, как было. Она так легко отдала ему их сына, сына, которого растила больше десятка лет, и он догадывался, что это неспроста. И вот теперь пришло время отдавать старые долги, она хочет снова вернуться в жизнь Дэми, не забрать его обратно, нет, а сотворить некий симбиоз из его воспитания в Лиге Убийц и бэт-семье. Пока что от попытки сопоставить всё это вместе у Брюса нестерпимо ноет где-то в затылке, как если бы туда основательными ударами небольшого молотка вбили ржавый гвоздик.

Но он держится. Держится, тщательно напоминает себе о том, что Дэмиан - его сын, но обладает собственной волей. А Талия - его мать, и у неё огромные права на Дэми, такие же, как у него, если не больше. И акт её доброй воли, когда она привела к нему Дэмиана и познакомила их, не следовало воспринимать, как нечто, что продлится всегда. Ой как не следовало... Брюс тихо, очень тихо вздыхает, отпивает ещё кофе и рассеянно трёт переносицу.

Не об этом он думал, когда смотрел на своего сына. Единственного родного, в чём-то жестокого, в чём-то гениального, так или иначе, их сходство было настолько налицо, что Брюс, делая генетический тест на отцовство, ничуть не сомневался в результате, и был в этом прав. Когда-то, Брюс был уверен, Дэмиан станет не просто членом Лиги Справедливости, нет, он её возглавит. А острый ум позволит ему руководить командой с особой мудростью...

Хрустальный смех Талии, её улыбка напротив, один лишь звук её голоса разбивает все благородные (он так думает) планы Брюса относительно родного сына вдребезги. Под её контролем всё выйдет по-другому... И стоило ли вообще Брюсу надеяться, что Лига Убийц отпустит такой ценный кадр? Смешно. Наверное.
Он одёргивает себя. Дэмиан - не дурак. Сам сделает выбор, когда придёт время. Даже сейчас он способен рассуждать довольно трезво, логично, и безумно хладнокровно.
Надо просто немножко ему довериться.
Вот только доверие - всё ещё больное место Брюса. Даже в отношении к родному сыну. Особенно в отношении к родному сыну, 13-летнему аномально жестокому гениальному парнишке.

- Я тебя понял, Тал, - слова вежливости о пирогах Альфреда и его талантах отходят на задний план. - Я понял, ты хочешь быть с ним, когда считаешь это нужным, и я не могу перечить тебе в этом стремлении, ты - мать... Но как ты это видишь? Я не хочу вырастить из него второго Бэтмена. Всё, чего я хочу от него - чтоб он вырос личностью, со способностью самостоятельно решать, что ему нужно. И всё же человеком, способным не только просчитывать, но и ощущать. Чувствовать. Не лучший я пример для этого, знаю... Но. Я не навязываю ему свои взгляды и мнения, он слишком умён, чтобы поддаться необоснованным убеждениям. Да и не хотел бы я такого для своего сына. Потому я просто стараюсь дать ему всё, что могу, Тал. А ты. Чего же хочешь от него ты? И если договор по часам тебя на устраивает, то как ты планируешь всё устроить, неужто собираешься жить прямо здесь?.. Потому что мой сын не станет жить как в отелях, так и в другом конце города, такая потеря времени, знаешь ли, и столько неоправданного риска.

+1

10

- Нет, конечно, дать ему желаемое таким образом совсем не вариант, дорогой, - Талия лениво меняет позу, подается вперед, опирается локтями на стол и подпирает одной рукой подбородок. Она дает ему рассмотреть и изучить себя. Ей всегда нравилось то, как он на нее смотрел, и в такие минуты, как сейчас, на нее накатывает ностальгическое настроение, вынуждающее задаваться вопросами, что если?
Что, если бы отец не пытался ею манипулировать и не держал на коротком поводке?
Что, если бы бы Брюс не был так отравлен любовью к своему Готэму, конкуренцию  с которым не выдержать никому?
И кошка не выдержала.
И кто бы ни был сейчас рядом с ним, тоже не выдержит.

Но теперь это не проблемы Талии, слава богу. Она выросла из истеричного желания иметь в мужьях Брюса Уэйна, принадлежать Темному рыцарю, она нашла свое место, но не отрицала того факта - они семья. Немного больная, со своими тараканами, но семья. Никто из них никогда не был готов предавать до конца, в последний момент всегда протягивая руку. Слишком многое их объединяло, и с этим трудно было спорить.

В свою очередь и сама Талия изучает лицо Брюса, такое родное, такое чужое. Она многое помнит, как целовала его, как сладко он постанывал, какой приятной была тяжесть его тела, помнит и то, как было мучительно больно лгать ему, отпуская прочь. Это была та жизнь, которую она выбрала за них двоих, правильно или нет, не ей судить, но каждый имел то, что имел. Брюс сидел напротив, свободны от притязаний Раса, пил кофе, и рассуждал о том, как тяжело воспитывать их общего сына.
На самом деле, в свое время он сделал ей самый дорогой подарок, и она просто отплатила благодарностью.
А эксперименты… ну да, особый эксперимент, что вырастет из ребенка с такими генами да с таким воспитанием, но кому ж не интересно-то?
- Я хочу, чтобы он вырос, Брюс. Я не самая лучшая мать, надеждами себя не тешу. От хороших матерей дети к отцам не уходят, - и на миг в этих словах слышится нотка тоски, но Талия тут же спохватывается, запрещая себе думать так. - Но ты сам с ним не справишься, Брюс, и это факт. Я могу помочь. Ты хочешь от меня обещания, что я не буду его вовлекать в дела Гильдии? - Талия пожимает плечами, коротко обещая: - Не буду.

Ей по большому счету это не нужно. Когда настанет время, она сделает то, что захочет, сейчас - Дэмиану и правда лучше быть вне Гильдии.
Среди сказанных слов Талия слышит ответ на свой мысленный вопрос - что будет, если она попробует забрать сына.
Война, вот что будет. Это слышится по слегка изменившемуся тону Брюса, в его словах о том, что его сын не будет жить ни в отелях, ни в другом городе.
Она уже почти хочет ехидно заметить, что у нее вообще-то тут есть апартаменты, в отеле и сама аль Гул жить не любит, но затем с интересом поднимает глаза на Темного рыцаря:
- Как галантно и между слов ты подкинул идею, но я даже не знаю… твоя семья меня не очень жалует, и хотя я уверена, что Альфред не будет мне подсыпать отраву в еду, но… это ведь все еще не приглашение?
Насколько Брюс безумен в своем желании удержать рядом своего сына, чтобы позволить Талии оказаться к нему самому так близко? Конечно, особняк велик, трудно сосчитать количество комнат, и тут можно не встречаться несколько дней кряду, если не выходить на ужин в означенное время. Но речь все еще не о том. Речь о том, что селить к себе под бок главу Гильдии убийц…
- Что скажут твои знакомые и члены семьи, знающие о том, кто я такая?

+1

11

- Моя семья, - щурится Уэйн, нехорошо так щурится, делает уже смелее, побольше глоток изрядно остывшего кофе. - Моя семья, - в его голосе слышится некоторая горечь, он даже прятать своё отношение к этой теме не собирается, разыгрывать перед Талией какую-то роль, какую-то особую карту это действительно весьма посредственное занятие, Брюс отлично знает, насколько прозорлива бывает эта женщина и насколько он неотесан в этических вопросах. Можно даже сказать, непозволительно неопрятен, и всё же... Его семья - отдельная тема, Бэтс никогда не спрашивал мнения Дика, да что там, даже Альфреда, он просто принимал решения, а все как-то с этим мирились. Нет, он не пытался утешить себя тем, что он не принимает неправильных решений, что уж там... - Мнение моей семьи тебя действительно так интересует? Интересовало когда-то? Или это такой юмор? Не слишком уместно, на самом деле.

Брюс отвлекается на завтрак. Неплохо дать себе время поразмыслить и над тем, что он сейчас предложил Талии, и на то, что она ответила. Пирог сейчас кажется ему лимонным, кофе - горьким, а утро - вообще холодным, у него было столько нерешенных вопросов в жизни, столько незаконченных дел, но вот семейные проблемы были всё же самыми сложными и вызывали у него наибольшее желание бежать далеко-далеко, как есть, в халате и возможно в домашних тапках.

Всё чёртовы вопросы этичности и этики.
Этично ли лишать мать ребёнка возможности с ним видеться?
Этично ли как либо препятствовать её влиянию на него, особенно учитывая тот факт, что этого влияния никак не избежать?
А, главное, чего хочет Талия?..
Если бы у него под рукой была сыворотка правды, которую, он был бы уверен, Талия не смогла обойти, или хоть какой-то способ заставить её сказать правду. Или пообещать и сдержать слово. Брюс прекрасно знал, что у Тал были свои принципы, условно говоря, свой кодекс чести, через который она переступать не станет, но вот его позиция в иерархии приоритетов этой женщины была загадкой, и Брюс совсем не мечтал, что он умудрился забраться где-то повыше.

Он снова поднимает взгляд на Талию, задумчиво, спокойно рассматривая её почти умиротворённое и самую малость выражающее любопытство лицо. И Брюс чувствует себя ужом на сковородке с дном, которое только начало раскаляться. Он не может ей запретить, хоть и понимает, что так было бы лучше для него, возможно, даже для Дэмиана, но Брюс, черт возьми, американец, и понимает что такое свобода, свобода которую по умолчанию заслуживает каждый. И в какой-то мере он тоже благодарен Талии за сына, за родного и чрезвычайно талантливого мальчишку с крайне сложным характером.
Когда он только познакомился с Брюсом, у него были некие повадки, замашки, которые до сих пор вытравить из него не удалось. Он был так похож на...

- Звереныш. Он словно волчонок, умный, адаптированный, воспитанный уже. Наученный многому. Но готовый не только показать зубы, но и применить их. В любой момент. И мне этого не изменить, так же как и того, что неповиновение у него тоже в крови. Я не стану требовать от тебя обещаний, которые ты выполнить не в состоянии, это было бы.. глупо. Тем более, логика моих рассуждений предельно проста, Тал. Ему сейчас тринадцать - возраст, в котором едва ли можно рассуждать здраво и по-взрослому. Но годы идут, и идут быстро. Ещё несколько лет.. Не за горами совершеннолетие. И решения он станет принимать сам, от нас послушав лишь советы, и не факт что принимая их вообще во внимание. Так что нет, я не считаю, что ты можешь его "испортить". Так же как и я - "исправить", что ты, я не играю в отца года, даже не пытаюсь, у Дэми всё же есть своя голова на плечах. А моё предложение.. Точнее, вопрос, который ты восприняла, как предложение. Не могу сказать, что это было бы плохо, или в этом не было бы смысла. Поместье большое и мы можем не видеться неделями. Кроме меня, Дэмиана и Альфреда тут толком никого нет и едва ли будет. Нет, я не боюсь, что ты попытаешься причинить мне вред: я знаю, если ты этого действительно захочешь, если это станет твоей целью, едва ли двери моего дома смогут стать тебе препятствием. Потому не вижу смысла прикрываться от тебя с этой стороны, нет... И всё же подумай. Альфред подготовил бы для тебя комнату, в которой ты бы могла остаться, если бы захотела, в любой день, ночь. Или уйти. Тоже в любое время. И проводить время с Дэмианом, когда он не на патрулировании и не на тренировках, когда захочется тебе. О патрулированиях и тренировках, конечно же, тоже можно договориться.

И в то же время Брюс не будет упускать сына из виду. Взаимовыгодная договорённость, хоть и жуткая немного, на первый взгляд. Брюс не обманывает себя, что готов пойти на это ради сына, нет. Он делает это исключительно ради себя.

+1

12

Что-то в словах Брюса заставляет Талию перестать ехидничать, прислушаться глубже, и с некоторым удивлением осознать, что в нем чувствуется одиночество.
Показалось?
Как может человек, окруженный родственниками, пусть приемными, но все же, быть одиноким? Сама Талия никогда не имела нормальной семьи, Рас заботился, чтобы дочь ни в чем не нуждалась, но не дал ей главного - любви. Он отобрал у нее мать, он сам никогда не пытался проявлять этого чувство к ней, используя дочь как объект сексуального привлечения на свою сторону мужчин.
А сестра…
Воспоминание о мертвой Ниссе вызывает тошноту, Талия запрещает себе думать о ней. Так всегда, стоит только вспомнить, что она сотворила с ней, как пытала ее, кого породила на свет.

Ее собственное одиночество безмолвный спутник по жизни, и мало кто знает, как на самом деле иногда бывает паршиво главе Гильдии убийц. Как иногда по ночам хочется просто теплых объятий, поцелуя в висок, ощущения защищенности, которую не ты создала, но тебе подарили.
Но аль Гул давно смирилась, что этого в ее жизни не будет, а потому пользовалась иными благами, что ей дарило ее положение.
Возвращаясь к Брюсу, она все еще чувствует удивление, пытается понять, так ли ошиблась, так ли показалось, и пока она раздумывает, за столом повисает молчание на некоторое время.

Брюс снова начинает говорить, выводя Талию из задумчивости. Она медленно поднимается со своего места, чтобы обойти и присесть на край стола практически перед хозяином дома и, на первый взгляд, положения. Пальцы скользят по щеке Брюса, замирают на подбородке, она вглядывается в его глазах, в эту минуту ни капли не играя:
- Не обижай меня, Брюс, мне всегда было дело до твоей семьи, пусть бы только для того, чтобы сохранить ее тебе. Впрочем, помнится, поначалу я даже очень нравилась Альфреду, а вот сейчас, конечно же, вопрос, - губ Талии на миг снова касается улыбка, но гаснет: - Мне жаль, что у тебя с ними проблемы, но раз ты так уверен, что это неплохая идея, то почему бы не попробовать. Тем более, что я тоже подумала, что мы можем и не видеться. К тому же, тебе понадобиться помощь, Брюс. С ним. С Дэмианом. Видишь ли, ни ты, ни я не справимся с ним поодиночке, а вместе можем добиться хоть чего.
Чтобы удержать мальчишку в узде, не помешает лишняя пара твердых рук, а Талия знает, что некоторыми способами воздействовать на младшего Уэйна может только она. Есть у нее прекрасный рычаг давления, которым она не побрезгует воспользоваться, если придется.

На ее лицом снова возвращается улыбка, снова в глазах теряется истинное значение слов, превращаясь в маску легкой насмешливости и игривости.
- К тому же я по тебе соскучилась, - легкое прикосновение ее губ к губам Брюса кажется практически невесомым, дань памяти. - Не беспокойся, я не буду влезать в твое личное пространство. Но, учитывая, что творится в Готэме, тебе не помешает еще и помощь в получении некоторой информации, не так ли, милый мой детектив?

+1

13

Это был один из немногих дней, когда Дэмиен мог спокойно выспаться, при этом не вылезая ночью на патрулирование или же, например, не тренируясь весь вечер до упаду. Он прожил его как обычный ребёнок, правда, со своими тараканами в голове и со особенностями проживания в огромном поместье Уэйнов, однако это не отменяет факта редкости таких дней. Можно сказать, что младший Уэйн жил в своё удовольствие, но жажда выйти наружу и помутузить какого-нибудь гопника или гопников в одном из переулков города всё же присутствовала. Неплохая тренировка силы воли. Именно на этой мысли ловил себя сын Бэтмена. Тренировка. В общем, как показывается практика, тренировки бывают не только физическими.

Дэмиен проснулся достаточно рано, но при этом выспавшимся. Он быстро накинул на себя домашнюю одежду и лёгкую чёрную кофту. Не прошло и пары минут, как мальчик заметил некую странную ауру, витающую вокруг поместья. Словно у Дэми активизировалось шестое чувство. "Подозрения" были подтверждены несколькими мгновениями позже, когда он услышал доносящиеся мужской и женский голоса. Оба из них были очень знакомы, а женский он уже давненько не слышал. Уэйн сразу же догадался о личности той, кому принадлежит этот голос.

"Звучит глупо, ведь я уже проснулся, но я точно не сплю? Он пустил её сюда? Кажется, я чего-то не знаю."

Мальчику было очень интересно узнать, о чём же они сейчас разговаривают. Услышав чьи-то шаги неподалёку, Уэйн младший использовал окружение, дабы не попасть в поле зрения кого-либо сейчас. Он хочет подслушать, значит, его не должны заметить. Мимо прошёл дворецкий Брюса, который, само собой, не смог заметить Дэмиена. Быстро и тихо спрыгнув со своего укрытия, Дэми почти украдкой направился к месту, откуда доносились знакомые голоса. И с каждым новым шагом звуки становились всё более отчётливыми. Он уже мог слышать слова "семья", "испортить", даже своё собственное имя, что возбуждало интерес в парне ещё больше.

Наконец, Дэмиен оказался совсем рядом и начал прислушиваться к деталям разговора, стараясь при этом не выдать себя. Разговор, безусловно, был очень интересным, особенно для самого Робина, ведь обсуждали именно его, даже его будущее. Дэми даже не знает, как ему сейчас поступить: выйти и начать возмущаться прямо сейчас или продолжить слушать дальше? Наверняка не зная всех деталей разговора, Уэйн продолжил слушать родственников дальше.

"Ничего себе пироги с утра пораньше. Я на психа похож, чтобы со мной справляться? Хотя, блин, о чём это я, если у меня отец наряжается в костюм летучей мыши, а мать состоит в организации с названием Лига Убийц. Очень занимательно".

Тихо, словно мышь, Дэмиен выходит из своего укрытия и встаёт чуть ли не у всех на виду. Мальчик внимательно наблюдает за своими родителями. Ему интересно будет посмотреть на их реакцию, когда кто-нибудь его заметит. А ещё этот поцелуй.

"Нежности... Ну началось," - Дэмиен сразу же закатил глаза, возможно, от неловкости того, что он застал своих родителей в очень необычной обстановке. При этом он уже явно не скрывает своего присутствия здесь.

0


Вы здесь » DC: Stranded » Флешбэки и флешфорварды » [22.10.2018] Во имя отца, сына, и кого там ещё черти принесли?..