ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
ТАЙМЛАЙН
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ

DC: Stranded

Объявление

08.02. Нет, мы не погибли в Новом году! Нет, мы все еще в деле! Да, нас ждут обновления (чуть позднее).

18.01. Дарим соигрокам ПОДАРКИ!

комиксы | NC-17 | эпизоды | 11.2018 - 01.2019

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: Stranded » Законченные эпизоды » [23.10.2018] Утро начинается не с кофе


[23.10.2018] Утро начинается не с кофе

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

[epi]УТРО НАЧИНАЕТСЯ НЕ С КОФЕ 23.10.2018
Брюс, Лекс
https://i0.wp.com/setinparis.com/wp-content/uploads/2016/03/giphy-1.gif
два миллиардера, плейбоя и филантропа обсуждают нечто очень важное.
NB! брюлександр пробегал мимо в ужасе[/epi]

+2

2

Лекс ненавидел все эти приемы и прочую ерунду, где нужно было держать лицо и выступать меценатом, у которого только великолепное чувство юмора, обаяние и совершенно нет никакой угрозы. Да. Он ненавидел играть роль милого доброго и светлого персонажа, быть не собой, выступать на публике, произнося речи далекие от его мировоззрения.
Он много чего ненавидел. Но никогда не мог сказать нет, какой-то заинтересованной в нем персоне. Никогда не мог сказать нет, если ему было любопытно узнать, в чем причина встречи. А Брюс Уэйн точно был любопытным миллиардером. Богат, красив, успешен, любимец публики, женщин и правительства. Сам Лекс не мог похвастаться парой пунктов из этого списка, но они были наименее значимы для него, он переживет.

Ресторан в центре города, тихие улочки. Машина с водителем уже отъехала, когда он со вздохом поправил манжету и мысленно проклял Мерси, за то что она в очередной раз подставила его. Личная помощница, сатана в юбке и просто адский приспешник и все это в хрупкой женском теле, приправленном сарказмом и харизмой.

Итак, встреча с Уэйном ему мало чего несла в плане финансовых выгод, но она была интересна ему по другим причинам. Например, Брюс затеял это сам, например, у них был один общий, пусть уже мертвый, друг. И еще… Лекс мрачно усмехнулся и еще у них был второй, живой, вполне себе целый друг. Ну не мило ли это?

- Добрый вечер, мистер Уэйн. Или добрый день? Тут такая странная погода, не всегда можно угадать час. - Лекс усмехается и занимает место напротив мужчины.

Что ж, если сегодня они собрались, чтобы разговаривать, он даже постарается, прибережет сарказм для другого случая. Пожалуй, он мог бы даже постараться не перечить, но, только если все пройдет хорошо. Официантов в этом месте не видно и не слышно, забавно, насколько вышколен персонаж в таких местах. Появляется по мановению руки, исчезает бесшумно, всегда утонченные, всегда выдрессированные и крайне услужливые. Наверно, поэтому Лекс и сам предпочитает вип-места, а не закусочные, в которых можно заработать отравление.

- Полагаю, нас с вами ждет увлекательная беседа о происходящих у вас или у нас делах. Что ж, пожалуй воспользуюсь случаем и выпью кофе, пока вы, с вашего позволения, вводите меня в курс дела. - Лекс кивает официанту, который вписывает парой слов его заказ и тут же исчезает.

Он не сводит глаз с человека, ради которого прибыл сюда. Интересно, Брюс знаком с понятием отдыха? Уж насколько Лекс обожал работать, особенно в лаборатории, особенно когда у него интересный проект или новый опытный образец. Но человек перед ним явно злоупотребляет, только чем? Лекс задумчиво осматривал оппонента решая для себя, что стоит говорить, а что стоит оставить при себе. Пока что выходило так, что информацию он мог выдавать по минимуму.

+4

3

Богат, красив, любимец правительства и женщин?..
Брюс едва ли думал об этом хотя бы раз в день. Это не было ни бременем, ни преимуществом, которое давало бы ему хоть какие-то бонусы, нет.. Готэм не был, что называется, счастливым городом, в котором его меценатство могло бы остаться незамеченным, а значит, всё то, что Уэйн Энтерпрайзис и сам Брюс пожертвовали для благополучия города, по-прежнему кровоточащего и весьма болезного, были чем-то вроде священных подношений, таких же редкостных, таких же исключительных... Брюс искренне удивлялся тому, что так немного людей озаботились состоянием Готэма, столь немного людей пытаются о нём позаботиться. Ведь Готэм всё же был густо населённым мегаполисом, в котором были свои и магнаты, и миллионеры, и просто перспективные личности.. Но что-то мешало их внутреннему симбиозу. Что-то мешало выходу Готэма на новый уровень, избавлению от фантастического уровня преступности, что-то препятствовало следующему витку эволюции.

Порой Брюс думал, что это он сам.
Что больше десятка, пятнадцати лет назад не надо было надевать костюм мыши, нет, надо было сделать всё по закону, надо было выступить открыто. И тогда, возможно, его появление на улицах города не спровоцировало бы появление такого колоссального количества костюмированных преступников. Таких же психов, как он, только наоборот...

Брюс до сих пор думает, что он бы не смог. Не справился бы. Потому что он не настолько силен. Не настолько психически здоров. Не настолько умеет, может действовать как обычный человек, не как образ, не как практически всемогущий Бэтмен..
Он не всесилен, отнюдь.
И за маской летучей мыши он прячет собственные слабости. Коих очень много.

Брюс вглядывается в человека напротив. В его глаза орехового цвета, желтовато-зелёные, такие светлые у узкого зрачка..
Лекс Лютор, враг его друга, его в какой-то мере коллега, человек, который смог достичь того, что многим людям совершенно недоступно. Миллиардер, гений, пожалуй, злой гений, так о нём говорят, чрезвычайно предприимчивый, потрясающий ровно настолько, чтобы захотеть иметь его на своей стороне, в числе своих союзников.
Лекс попытался влиться в Лигу после смерти Кларка, и сделал это настолько органично, что Брюса до сих пор коробило - какого чёрта?
И правда, какого этот чёрт настолько ловок?..
Он ему не доверял. Не доверял и присматривался, и всё же было у них что-то общее, оба они были всего лишь людьми, людьми, которые точно знали, что человечеству нужна защита. Защита, обеспеченная такими же, как они сами, только более смелыми, более умными.. Лютор ведь тоже не имел чрезвычайной физической силы и регенерации. Вся его исключительность пряталась внутри черепной коробки.
И у Уэйна - тоже.

- День, - качает головой Брюс, - сейчас всего лишь обед. Я бы предложил вам попробовать латте с солёной карамелью, они варят здесь его действительно неплохо, и без вкуса жженого сахара, но, как желаете..

Сам Брюс пьёт эспрессо. Двойной. Без сахара. Усыплять бдительность вкусностями сейчас совершенно ни к чему. Он отпивает глоток, щуря глаза, глядя на Лютора. Как обычно, с иголочки, наглажен, выглажен, выбрит, даже макушка блестит так чисто и безупречно, будто её обрили меньше недели назад. Дотошность мистера Лютора порой создаёт впечатление, что он слишком опасный противник.

- Что же, вы думаете, лишь мне есть вам о чём поведать? Ну допустим, - Брюс хмыкает. Откидывается на спинку кресла. - Я видел его, встречался с ним. Он почти такой же, как раньше, и я пригласил его явиться на собрание Лиги. Хотя бы потому что, у нас больше нет такого, как он. К слову, он почти такой же, разве что, немного бородат, немного старше.. Спокойнее, возможно. Но это почти незаметно. Он всегда был в некотором роде эмоционален, и возрастом это не лечится.. - Брюс хмыкает. Отводит взгляд, оглядывая посетителей ресторана. Заведение надёжное и здесь можно проводить самые интересные деловые встречи. Но Брюсу всё равно не удаётся избавиться от ощущения слежки. Или это ему просто кажется?.. - А что же вы, мистер Лютор? Надеюсь, не будете говорить, что не слышали об этом ничего ранее: право, я буду разочарован, столько времени зря, так жаль, бесконечно жаль.

+5

4

Лекс крутит кружечку на блюдце из стороны и в сторону и думает о своем, упуская и взгляд, пристальный и тяжелый и вздох, который призван показать всю тяжесть бремени на плечах Уэйна. он смотрит в собственный кофе, стараясь припомнить хотя бы один случай, когда он бы не прав. Хотя бы один раз, когда то, что он делает было не правомерно по законам морали. И все никак не может найти такого примера.
Лига для него всего лишь этап, короткий, четкий, ясный этап. Он должен подготовить этих людей и не только людей к тому, что они скоро станут бесполезны. Ненужные, забытые и заброшенные в своих делах. Он должен сделать так, чтобы они таковыми оказались. Какая гениальная затея и как плохо получается с ее исполнением.
Бэтмен, Чудо-женщина, новый Супермен, Аквамен - сколько их еще таких? Рожденных и запредельно, баснословно, далеких от людей? Сколько?
Бэтмен - маска, ставшая более живой, чем человек под ней. Супермен - мертв. Чудо-женщина слишком много идеалов для одной хрупкой фигуры.

Лекс еще раз провернул кружечку на блюдце и замер.

Латте, карамель, Лекс вздыхает. Нет, ему привычней черный крепкий кофе, который можно пить, задумчиво пролистывая новости. То, что Брюс вообще озаботился этим предложением само по себе оливковая ветвь? Или попытка неудачно пошутить?
Он рассматривает это скорей как вариант завести беседу. Не сказать что совсем плохой вариант, но как-то не слишком позиционно удачный. Впрочем, рассматривать их встречу как бизнес не стоит, так можно и погореть на собственной уверенности и заносчивости.

Лекс отпивает свой кофе и внимательно слушает то, что говорит Брюс. Он не улыбается, не пытается выглядеть мирно или благочестиво, он не пытается изобразить из себя кого-то, кем не является. Он всего лишь смотрит со стороны на то, что происходит вокруг.

- Мистер Уэйн, неудивительно, что ваша компания все еще на столь низкой рейтинге. Такие решения не принимаются в одиночку. Не вами! - Лекс улыбается и пьет кофе дальше. - Я виделся с новым Суперменом, действительно, он такой же, как прежний, только старше и, возможно, более опытный, но это непроверенные данные. Но, мистер Уэйн, кто вам сказал, что нам нужен Супермен в Лиге?

Вот теперь он не улыбается. Уэйн объективно красивый, чистая мужская красота. От нее веет чем-то, чего у Лекса нет. Лекс обычно берет напором и знаниями. А еще он умеет расставлять капканы в словах, один из таких только что захлопнулся на шее Брюса.
И при этом внутри крепнет чувство, которое предзнаменует скорое поражение. Крепнет день ото дня. Потому что, Лекс уверен в этом, Лига играет против него, хотя и делает вид, что это не так. Страшное и странное чувство, с которым ему потом предстоит поработать и проверить свои догадки.

- Но раз уж вы, мистер Уэйн, уже совершили эту ошибку, что ж. Придется с ней как-то существовать дальше. Заметьте, позитивного тут из всего предложения только “как-то”.

Лекс прилежно улыбается, кивает старой знакомой и раскрывает меню. Есть не хочется, аппетит уже давно на нуле, остается только удивляться, как при таком раскладе он сам еще жив. Но это ничего. Это все ерунда.
Если у них будет новый Супермен. Если Уэйн решил держать эту опасность так близко к ним, стоит подумать о том, что можно попросить взамен.

+3

5

- "Нам". "Нам в Лиге", дорогой коллега, я почти горжусь вами, вы произносите это так, будто это "мы" для вас уже годы напролёт, десятки лет. Мистер Лютор, вы так выросли с тех пор, как впервые надели костюм с эмблемой "S". Я полагал, ненавистной эмблемой.. Впрочем, всё вокруг меняется, не так ли? И вот посмотрите на себя, я восхищен, я горжусь, действительно, вы уже полноправный, хоть и самый юный член нашей глубоко уважаемой Лиги, настолько полноправный, что в разговоре со мной позволяете себе говорить от лица всех. И выносить вердикт, кто достоин решать, нужно нам всем увидеться с новым криптонцом, или же нет, - Брюс тонко улыбается, одними губами, отпивая кофе.

Брюс не лжет. Он бы лаже можно сказать гордился Лексом и степенью его наглости по отношению к принятым Брюсом решениям. Вот только кое-что мешает ему, наверное это тот факт, что Брюс сейчас злится и раскалён настолько, что обрызгайте его водой, и точно зашипит.

У каждого в Лиге был свой нрав и характер, каждый предполагал определённый подход к нему, и в своё время Брюс понял, как найти "ключик" к самым близким из команды, хотя по правде говоря никого из них нельзя было продавить или убедить грубой силой. Кларк всегда говорил на языке сердца, и лучшим способом заставить его пойти навстречу была ужасающая честность. Даже самые жуткие подробности, душевные раны, если оголить их перед Кларком, могли заставить его изменить мнение, и нет, дело было даже не в жалости, он бы не унизил так друга, это было какое-то странное человеческое качество. Сострадание, наверное. Способность к нему. Или что-то вроде.. Брюс всегда был озадачен этим, но точно так же и знал,  что это безотказно работало.

С Дианой было сложнее, сперва ему казалось, эта женщина не сможет воспринять его и методы его работы. Но на деле всё оказалось куда проще. Эта хрупкая на вид женщина, или даже девушка, она выглядела так молодо, - она была воином, готовым сражаться, и ей не чуждо было понятие чести. В этом общего у них было даже больше.

У каждого из них были свои раны, свои шрамы, и свои мотивы вступить в Лигу, отдавать время, силы, ресурсы ради других, ради тех, кто сам себя защитить не в состоянии. Но Лекс был другим. Он не был героем, воином или в каком-то смысле энтузиастом, который хотел кого-то спасти. Лекс был торгашом, разговор с ним напомнил сейчас именно об этом Брюсу, это какая-то тяжба, борьба за каждый миллиметр линии их фронта и бесконечные условия, которые не закончатся. По большому счёту, им нужен такой человек в Лиге, нужен был, возможно, приложи он свои завидные таланты, не пришлось бы хоронить Кларка.. Но Лютор решил помогать только сейчас, когда тело Супермена остыло, а жители Метрополиса всё ещё смотрели в небо - по инерции, ожидая помощи, спасения. У них всё ещё была надежда.

- Ну же, Лекс, - Брюс хмыкает. Он не идёт на попятную, но не хочет затягивать игру в кошки-мышки. - Полно кукситься. Я всего лишь предложил ему знакомство. А решение о том, насколько он нужен нам, будем принимать вместе. Диана, в конце концов, должна его увидеть, и у неё всё ещё есть лассо правды, так что любые ваши сомнения могут быть развеяны... Мы ведь все хотим как лучше, правда?.. И отчего же вы так резко отказываетесь от помощи? - Брюс щурится. И усмехается шире, в какой-то мере ему правда смешно. - Слишком понравилось занимать его место?

+4

6

Лекс улыбался, о, он всегда улыбался, когда ему говорили комплименты в лицо. А ведь Брюс не скупился, мягко напомнил, что к Лиге он относится всего ничего, да и ненависть к Супермену помянул, к месту она или нет. А тут была к месту, как оказалось.
Он улыбался, уже зная на что давить. В его голове не было плана разговора, он не строил иллюзий относительно Лиги Справедливости, он не пытался быть верным, главным, преданным и воспетым. Нет.
Он не пытался вести их за собой. К черту. Кому нужны инопланетные воины, когда у него есть целый город, который может подняться под его началом в любой момент. Кому нужны все эти эпопеи и непризнанный гений, если рядом есть то, что проверено годами - чужая слабость и деньги. Но Брюс оказался не промах.

- Ну, хотя бы в вас я не ошибся, мой дорогой мистер Уэйн. Умные люди всегда могут найти общий язык, проверить друг друга, подначить и посмотреть что выйдет. - Лекс улыбался только шире. Но кто вам сказал, прости господи, что я ненавижу символ моей семьи?
Лекс даже руку к сердцу приложил, прилагая неимоверные усилия чтобы не расхохотаться в голос.

- Кто вам сказал, что символ надежды бесполезен и неприменим без самой надежды. И главное, Брюс, вы же умный человек, вы как никто другой знаете про преемственность. Сколько у вас будущих соратников и коллег? Кто готов подхватить ваше дело? Мистер Грейсон я полагаю, ах да, мистер Дрейк, несмотря на то, что он так стремительно отгораживается. Да, точно, кажется еще ваш наследник, много шумихи было вокруг сына самого Уэйна, вы так и не женились? Говорят детям нужна семья!

Лекс чуть подался вперед и заговорщицки улыбнулся.

- Думаю даже мистер Тодд удостоился бы чести носить ваш знак на груди, не так ли. А ведь он такая же паршивая овца, что и я. И тем не менее, ему вы прощаете слабости и неточности. Но да, да, я понимаю, чувства и привязанности в вашей жизни играют большую роль. Особенно ваши.

Лекс хмыкнул. В его жизни главная роль все еще отводилась разуму. Разум мог подвести, мог недооценить опасность, но тем не менее, разум хотя бы был точен. Точнее, чем эфемерное сердце и чувства.
Знакомство с новым Суперменом - ну да, да, звучало хорошо, даже на вкус Лекса. Звучало преотлично. Если бы не одно но! Если бы не одна фраза, мелкая, неважная, но тем не менее - озвученная.
“Займет твое место”.
Уэйн либо сделал намеренную ошибку, произнеся это вслух. Либо же это был план. И в обоих случаях, Лекса он не устраивал. Никак не устраивал.

- Тем не менее, новый криптонец, неизвестный криптонец. Я мог бы понять если бы это был Кон-Эл, с трудом, но мог бы. Парень так или иначе уже засветился и показал себя вполне достойным занимать место “отца”. Но этот? - Лекс тонко усмехнулся. - Я думал очарование Кларка действует на вас избирательно, мистер Уэйн. Но, говорят, против рентгеновского зрения и знаний не можете устоять даже вы. Все ли родинки он вам озвучил? Если нет, могу показать вам вашу больничную карту, со времен когда вы еще их посещали. Там почти полный перечень! Даже травмы описаны. Я позволил себе слабость и дополнил ее.

Лекс со вздохом отодвинул от себя полупустую чашку кофе и замер. Играть с умным противником  - его слабость, играть с Уэйном, своеобразный флирт, в котором нет победителей и проигравших.

+4

7

Брюс отнюдь не собирался ставить на место Лекса, хотя, наверное, получилось именно это. Они были такими разными, на самом деле, несмотря на эту милую встречу в броне из дорогущих наглаженных костюмах, без единой пылинки или царапинки на носках кожаных туфель. Но Брюс был всего лишь Бэтменом под маской человека и всё это было для него не так просто: сдерживаться от явных угроз, держать себя в руках. Руки особенно его выдавали, большие, с развитыми мышцами и не единожды разбитыми костяшками, с кучей шрамов даже на мозолистых ладонях и кистях рук.. Порой Брюсу казалось, что именно руки реагируют первыми, потому что переход от "сижу спокойно и пью кофе" до "выбрасываю этого человека в окно" мог быть мгновенным и даже необдуманным.

Этой встрече не было места необдуманности и Брюс, к сожалению, держал себя в руках, позорно крепко и даже продолжал улыбаться, разве что губы несколько побледнели, а вместе с ними и скулы, натянутые на щеках до весьма неприятного ощущения, хоть и отличающегося пока от банальной боли.. А вот Лютор себя чувствовал так комфортно, перечисляя его сыновей и то, чем они занимаются, подробности о их характере и стиле поведения.

Дорогого ли стоило вычислить всех усыновлённых Уэйном?
Нет, отнюдь. Брюс старательно вколачивает эту мысль в свою голову, чтобы не давать ходу паранойе, не думать о слежке, о том, кто был опрошен, кто допрошен, кого в его окружении перекупили. Он подумает об этом позже, сейчас партия не об этом, и из Лекса так просто нужные сведения не вытрясти.
Но Лютор настолько любовно собрал всю эту ситуацию, а теперь выдавал по крошкам, демонстрируя осведомлённость, с видом подкравшейся к добыче ядовитой змеи.. Что Брюс вдруг понял: наверное, врагом Кларка и мог быть именно такой человек. Нарочито не переступающий черту, но всё же, вызывающий острое желание врезать, или и того лучше, вцепиться в горло, смять пальцами кожу, передавить трахеи аккурат под дёргающимся острым кадыком. С противниками Кларка, которых можно просто устранить физически, тот бы справился, но Лютор был особым, о, он выходил из воды чистым каждый раз, но как же от него.. пахло. Даже сейчас.

Многого ведь Брюсу не надо было. Одно лишь упоминание имён сыновей, и уже сложно сидеть неподвижно, не вздрагивать, не потирать костяшки пальцев, нет, только улыбаться, старательно контролируя мышцы лица, так, чтобы оно не походило на гримасу с жутким оскалом.
Уэйн ведь тоже умел ждать.

- Кон-Эл, надо же, ваш "сын", я бы ввернул вам шутку про семью, право, но это так низко!.. - Брюс хмыкает. Кривит губы в подобии улыбки, тут ведь главное - размеренное и ритмичное дыхание, оно спасает даже от самой жгучей ярости. - Вы же умный мужчина, мистер Лютор, мудрый мужчина, а какой эрудированный, я так польщён тем, что вы продемонстрировали мне степень своей осведомлённости, хотя не стоило, нет, не стоило. И всё же за всем этим, что я предпочту оставить без ответа, потому что иначе этот премилый разговор между нами рискует закончится безо всяких результатов, а время будет потрачено, за всем этим.. Я право, не знаю, что мне видеть? Попытку уколоть меня, а, может, вы просто обижаетесь, что к вашему мнению так очевидно не прислушались, не спросили?.. Не волнуйтесь, дорогой мистер Лютор, ваша репутация, значимость и вес ещё вырастут, непременно, ведь ещё можете послужить Лиге, послужить обычным людям, которым, как вы там говорили, так нужна надежда? Символ вашего дома, вашей семьи, точно.

И шутка про родинку, казалось бы, такая уместная, словно за Брюсом ведётся ежечасовая прослушка, заставляет Уэйна лишь ещё раз хмыкнуть, отпить ещё кофе, вкус которого кажется неожиданно гадким. Видимо, талант такой у Лютора - портить всё вокруг себя и отбивать аппетит.

- Вы хотели бы дать шанс его сыну, но не желаете дать шанс брату. Учитывая генетику, он ведь фактически брат-близнец, только старше! Упираетесь, и, не знай я вас хотя бы каплю, счёл бы, что мне угрожают. Или и того хуже - моим близким, а ведь семья, как-никак, главное в жизни. Но вы ведь не такой, правда, мистер Лютор, мы одна команда, и я могу вам доверять?.. Но не будем о личном, не затем мы здесь, вернёмся к нашей теме. Неизвестный криптонец, к слову, вы же знаете, сложа руки сидеть не станет, разводя щенят на ферме. И я предпочёл бы держать его перед глазами, хотя бы из соображений безопасности. А вы? Зная, что он  найдёт себе место среди таких, как мы, и займёт его, неужто не хотели бы держать этот процесс под надзором и контролем?

+4

8

Лекс определенно был доволен, очень доволен, наконец-то в его жизни появился человек, помимо Кларка, который ценил то, что Лекс говорил. Ценил по достоинству, ценил так, что белели желваки на на щеках. Это было странное чувство, как у акулы, которая чуяла кровь в воде за несколько сотен метров, это было чувство, которое он уже не чаял в себе встретить - предвкушение.
Предвкушение от чудесной беседы, от ресторана, возможно от еды. Лекс был намерен каждое слово выдернуть, перевернуть, использовать в свою стороны. Он готов был каждый жест трактовать и подначивать. О, он мог бы это сделать.

Но Уэйн оскалился в ответ.

И это перестало бы охотой. Это перестало быть игрой в одни ворота. Он встретил противника, который умело отбивал подачи. Очень умело, но ему недоставало практики. Жаль что Уэйн не занимался скупкой мелких компаний, так он смог бы лучше понимать Лекса и то, что тот делает с ним.

- Конечно не стоило, мистер Уэйн, я же могу называть вас Брюсом, не так ли? Степень моей осведомленности простирается гораздо дальше, вы себе не представляете с кем мне приходится общаться по долгу службы. И уж центр опеки сирот - это такие мелочи, в сравнении с остальными. Право слово. - Лекс больше не улыбается, теперь он смотрит цепко, пристально, изучая жертву, изучая человека перед собой с новой стороны. - Впрочем, у криптонцев, как нам известно есть только один недостаток. Ах, простите, “ахиллесова пята” в самом деле, в остальном Кон-Эл для вас - другая лига. Моя семья представляет для вас меньший интерес, как мне думается, чем вы пытаетесь показать. Но я вас услышал. Могу вам предложить сделать заказ, мне кажется, вам сейчас просто необходимо что-то разделать, простите, разрезать. Стейк? С кровью пожалуй, не так ли?

Лекс подзывает официанта кивком головы и делает заказ на рыбу и салат. Почему не попробовать местную кухню не правда ли? Да, он обижается на то, что его мнение этих людей и не людей интересует мало. Даже не обижается, скорее, он этим фактом расстроен, как был бы расстроен, если бы совет его директоров не поддерживал его мнения.
Но, может быть тут он просто не имеет права голоса? Этот момент он не учел. Политика, демократия, выборная система, глупость все это. перед ним сидел человек, который единолично принимал решения и старательно делал вид, что их не стоит оспаривать.

- Боюсь, его брат, как вы подметили Брюс, не слишком надежен. А вот сын уже засветился в компании ваших ребяток в том числе и я уверен, что вы в силу собственных особенностей, приглядываете за всеми криптонцами, не так ли? - Лекс хмыкнул. - Впрочем, уколоть я вас не хотел, только показать, что у вас нет брони и вы на тех же условиях, что и я. Имея семью все мы становимся уязвимыми. И вы и я. Тем не менее, вы приглашаете его в штаб Лиги как какого-то Супермена, Брюс, я бы понял, если бы вы ему дали доступ к вашему особняку, в самом деле, ваше доверие - ваше дело. Но доступ к Лиге? Вы перегибаете палку. Он опасен и это не тот Кларк, которого мы знали, наш - мертв. Может, пора и с этим примириться?

Лекс говорил тихо и закончил и вовсе еле слышно, скорей для себя, чем для Уэйна. Тем не менее то, что они были на равных - факт. И то, что Брюс нарушал это равновесие - тоже факт. Ему и расплачиваться в случае чего.

+4

9

- Стейк с кровью? Разрезать? - Брюс усмехается шире, - мистер Лютор, вы себя переоцениваете! Совсем чуть-чуть переоцениваете, но всё же.

До бешенства Брюса не так-то просто довести, но всё же, у Лекса получилось подёргать его за усы и Брюс вынужден признать он сделал это довольно ловко. Ловко, нагло, и не переступая черту. Похоже, ему понравилось, в начале встречи Лютор выглядел весьма скучающим и бледным, сейчас же даже захотел есть и глаза поблескивают нехорошо так, радостно, злорадно, точнее.. Точно понравилось. А вот Брюс тем же похвастать не мог, такие словесные дуэли были не в его характере, он предпочитал совершенно другой язык. Но что-то было в этом разговоре, Брюс вдруг понял, что по ощущениям это напоминает спарринг, спарринг с партнёром, которого не так-то просто уложить на лопатки.

Тем не менее, Лютор подзывает официанта, и Брюс вдруг понимает, что всё это, это испытание его терпения на прочность, продлится ещё какое-то время, потому что его собеседник заказывает обед. Уэйн лишь самую малость мрачнеет лицом и просит меню, следующие пару минут листая страницы и пытаясь понять, что бы он смог съесть и не подавиться под взглядом Лютора. Сложная, слишком сложная задача.

- Севиче из лобстера и гребешков, - Брюс подзывает официанта и наконец делает заказ. Стейк с кровью это как-то даже слишком интимно для такого визита, а вот лобстер, Брюс знал, его подадут в панцире, это самое то. Лёгкое блюдо, не слишком-то много мяса, и в чём-то Лекс прав, с треском разломать хитиновый панцирь действительно именно сейчас доставит ему удовольствие. - Услышали меня, это чудесно, мистер Лютор, или теперь мне тоже звать вас Лексом? Как пожелаете, так вот, я возлагаю огромные надежды на то, что мы не вернёмся к этой теме, она удручает меня, Лекс, и делает плохим собеседником. Вы ведь этого не хотите, правда?..

Дальнейшее заставляет Брюса даже немного наклониться вперёд. И задуматься. Что-то было в упрямом нежелании Лютора принимать или даже признавать существование Кэла, что-то что Брюсу никак не удавалось уловить и понять для себя. Больно хорошим Лекс был игроком. Но тон его голоса и неожиданно потухший взгляд выдают его с лихвой, и Брюсу кажется, что это - точно не игра, нет, не ювелирный расчет, это скорее глубокая тёмная трещина в его маске человека-без-проблем, человека, у которого есть всё и ответы на все вопросы. Человека,  у которого, в конце концов, всё под контролем. Должно было быть, да не было.
Слишком знакомо было Брюсу это ощущение.

- Наш Кларк мёртв, вы правы, мистер Лютор, это огромная потеря, которую не восполнить. И я так по нему скучаю!.. Каждый день. Но не собираюсь восполнять, это другое. Кэл - не наш Кларк, в этом вы безраздельно правы, - Уэйн говорит едва слышно.

Такой переход от перепалки к теме, которая до сих пор скребёт ножом где-то слева меж ребёр, кажется странным настолько, что Брюс непроизвольно вздрагивает от пробегающего холодка по шее. Кларк мёртв. Как долго он пытался с этим смириться, как часто проговаривал эту мысль, вколачивал её внутри себя, выжигал буквы, пытаясь принять это наконец и отпустить. Не получилось до сих пор и Брюс всё ещё прокручивал в голове события, слова, что-то, что можно было сделать не так, умнее, лучше, чтобы не пришлось хоронить друга.

- Он был Суперменом в своём мире. Я не пытаюсь заменить друга, моего друга, и вашего друга, Лекс. Но я не могу даже не попытаться дать ему шанс.. Хотя бы ради Кларка. Кларк бы сделал именно так, если бы подобное случилось со мной. Или с вами.

Брюс замолчал. Официант приблизился с подносами, расставляя на столе блюда. Оранжево-красный крупный лобстер в окружении гребешков, соуса и зелени выглядел произведением искусства, как всегда, и не вызывал решительно никакого интереса. Горло скрёб мерзкий сухой ком, такое знакомое ощущение, состоящие из полной беспомощности и утраты.

+4

10

- Совсем чуть-чуть, это не так далеко от истины, Брюс, как могло бы быть. - Лекс больше размазывал рыбу по тарелке чем ел в самом деле.

Азарт охотника сродни некоему уровню наркомании. В обычной жизни Лекс не позволяет себе таких нападок, в обычной жизни он успешный бизнесмен и ловкий мститель на полставки, который помогает городу оставаться в рабочем ритме. Чаще всего он успевает остановить себя, оставаться в полушаге от возможного выпада, срыва, взрыва. Он бьет словами, потому что предпочитает такой метод решения вопросов. Он бьет словами, потому что он это умеет, это его личный талант, его стезя, его работа.

О, и это чуть-чуть из уст самого Бэтмена, короля ночного Готэма, музыка для его ушей. Он усмехается, заказ Брюса выглядит нарочито спокойно. Слишком спокойно как для того, кто только что еле сдерживал себя. Лексу еще есть что сказать, на самом деле он может много чего сказать…

Но если он скажет все, что знает. Он перестанет быть тем страхом, который вызывает сокрытие информации. Он перестанет быть тем, кого бояться за то, чего он не говорит. А Брюс должен усвоить этот урок. Для этого они здесь собрались, не так ли.

- Боюсь ваши обычные методы беседы, Брюс, несколько не к месту в этом чудесном ресторане. Великолепная сервировка, рыба, повару мои комплименты, уверен, вы ему их сможете передать. - Лекс улыбается, легко, свободно, четко зная о чем говорит.

Драться они не будут. Не в этом месте. Не на кулаках. Здесь можно только мило обсуждать семейные передряги и решать деловые вопросы, здесь слишком чисто для такого человека, как Бэтмен. Лекс этим пользуется. Конечно же пользуется, он слишком хорошо знает, как Бэтмен работает.

- К тому же, ваше время еще не пришло. - Он выразительно смотрит на часы, полдень, чуть-чуть за полдень. - Слишком светло для бесед.

Лекс смотрит на Уэйна, пытаясь понять, какую тактику тот выбрал. Пытаясь решить для себя, готов ли он ответить на этот выразительно-грустный тон? Готов ли он признать, что за безбрежной уверенностью есть ужас потерять еще больше, чем он уже потерял. Не приобрести в итоге ничего.
Кто бы мог подумать насколько они с Уэйном оказываются похожи. Насколько они тут совместимы в своем одиночестве, в замке собранном из костей и разбитых окон, некогда красивых и уютных домов. Насколько это все отвратительно в обоих из них.

Лекс все-таки ест, чуть-чуть, чтобы не обижать повара совсем. Пробует салат, избегая оливок, привычка, заевашая с давних времен. Пробует кусочки сыра, стараясь не вдаваться в подробности его вкуса. Ему, пожалуй, нравится только рыба и больше он сюда не пришел бы. Увольте.

- Я знаю, что сделал бы Кларк. И чего бы это стоило в итоге нам всем, как вы без сомнения знаете, он умел ставить свои решения ребром, да еще так неудобно, что просто так обойти их было крайне сложно. Скажем так, на этом месте у нас с ним было множество стычек, слишком много на мой вкус и не все они были исключительно вежливыми. - Лекс улыбается. - Но хорошо, ваша ответственность, ваш приптонец. Я постараюсь напомнить вам это решение, когда возникнут проблемы и с ним.

Он поднимается, выкладывая на стол несколько купюр. Ему не нужно, чтобы Уэйн оплачивал счет, ему не нужно, чтобы эту встречу вообще кто-то помнил. Он прикладывает пару купюр на чай официанту, все-таки сервис великолепен и кивает на прощание.

Все что он хотел знать он узнал. Все что хотел сообщить - сообщил. Что ж, игра начиналась.

+3


Вы здесь » DC: Stranded » Законченные эпизоды » [23.10.2018] Утро начинается не с кофе