ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
ТАЙМЛАЙН
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ

DC: Stranded

Объявление

08.02. Нет, мы не погибли в Новом году! Нет, мы все еще в деле! Да, нас ждут обновления (чуть позднее).

18.01. Дарим соигрокам ПОДАРКИ!

комиксы | NC-17 | эпизоды | 11.2018 - 01.2019

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: Stranded » Эпизоды настоящего времени » [19.12.2018] Before I turn to dust


[19.12.2018] Before I turn to dust

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

[epi]BEFORE I TURN TO DUST 19.12.2018
Roy Harper, Jon Kent
http://sd.uploads.ru/pOesl.gif
У Джона депрессия - слишком короткая, чтобы быть затяжной, но достаточно ощутимая, чтобы сваливать как можно дальше. У Джона понимающий отец - поэтому ему можно в Готэм. За чужими проблемами свои не ощущаются и не играют роли - Джон треплет за ухом Крипто и пялится на доки.
Пялится он не один.
NB! депрессия зашкаливает[/epi]

+4

2

С высоты крыш Готэм уже казался родным - это, конечно, не к добру, но куда деваться? Чем дольше он здесь оставался, чем глубже зарывался в дела мышиной семьи, тем больше ощущал себя привязанным к чужому по сути городу, который навряд ли мог кому-то понравится с первого взгляда. Готэм был опасным, Готэм был мрачным, Готэм не совсем соответствовал Рою, но ему здесь по-своему нравилось. Возможно, окажись он здесь в худшие дни своей жизни, то они бы и вовсе породнились. И, возможно, Харпер бы всё-таки нашёл для себя убийцу, когда так отчаянно нарывался, растеряв всё своё жизнелюбие в неравной борьбе с собственным разочарованием, но это всё опять сослагательное наклонение, которое наёмник на дух не переносил. Не случилось, не приехал, не умер. Дышит, чувствует боль и всё ещё жив. И теперь уже не одержим идеей испустить последний дух героически или не очень - теперь совсем другие цели и важны совсем другие люди, ради которых не грех и влюбиться в город, которым самое оно пугать детишек. И он снова на своеобразном ночном дежурстве, порядком устав сидеть в бэткейве, в бесконечной попытке уберечь Бэтмена от смерти из-за неполадок в его собственном костюме. Это всё, конечно, было весело, но утомляло. Самую малость. И солнца не хватало, вот почему Рой, пожалуй, скучал больше всего. И может быть по ещё одной причине своих ожогов. Может быть.

В одиночестве и тишине мысли казались слишком громкими, местами даже оглушающими. Уж лучше перебранки его новой команды, которую даже Джей признал, кто бы мог подумать, или даже тихое жужжание многочисленных кулеров, старательно охлаждающих системы в логове большой и страшной мыши. Рой не любил предаваться ностальгии - больно. Прошлое было не слишком-то радостным, если уж честно, а то, что вызывало тень улыбки, к сожалению, было утеряно, частично, конечно, но, к сожалению, не всё можно было починить синей изолентой. И даже воспоминания о маленьком рае на троих всё больше напоминали о боли, потерях, собственных ошибках и бесконечной череде падений. Может быть, если бы он хоть раз решил с кем-нибудь поделиться всей поднаготной, своеобразно исповедуясь, всё это ощущалось бы иначе, но рисковать и скидывать груз со своих плеч на чужие не было никакого желания. Ни к чему. Хотя у него есть как минимум один друг, который знал достаточно, чтобы не только видеть за его улыбкой и страшными порой шутками  не только скрытую боль, но и знать её первопричины. Кажется, он давно не навещал Крокка, может быть самое время? Если тот, конечно, не в тюрьме. К бутылке так и не тянет, но лучше бы с этим лишний раз не рисковать. В конце концов он пил, потому что было страшно, а как давно он в принципе ощущал себя в полной безопасности? Как давно был уверен в том, что делает? Впрочем, план "держаться Тодда" звучал не так уж плохо. Рабочая схема. Должно сработать.

Рой недовольно качнул головой, вынул из уха наушник, по которому ради разнообразия слушал во все не частоту готэмской полиции, а собственный плэйлист и поднялся на ноги, вглядываясь в на удивление хорошо освещённые доки. Сегодня должны были привезти очередную партию подозрительного товара и стоило проверить какого именно, мало ли. В конце концов не будет лишним что-нибудь конфисковать, оставив копам подарочек, что-нибудь прихватизировать, если привезут что-нибудь интересненькое, ну или что-нибудь взорвать. И не забыть убедиться, что это не чёртов наркотик, доставивший слишком много хлопот. Самое оно для такого парня как он. Лучше занятия для одного из отбросов и не придумаешь.
И пора выдвигаться, достаточно уже с него пустых и ленивых размышлений о вечном.

Работать в одиночку снова непривычно. Не хватает недовольства Кэсси и её самодовольных комментариев, как и шуточек Джея вместе с чувством, что Колпак прикроет, чтобы не произошло, но это всё мелочи. К хорошему просто  быстро привыкаешь. Нет ничего страшного в том, чтобы ни на кого не оглядываясь в непривычной тишине поправить стрелы в колчане, кинуть очередной пристальный взгляд на потенциальное место шоу, в которых он планировал быть примой, оценивая пути отступления и, разбежавшись, переместиться на другую крышу, а затем на следующую, на которой красовался заманчивый билборд, с которого было бы недурно спуститься вниз. Планы, конечно, не его сильная сторона, но можно было хотя бы попытаться. Вот только он не рассчитывал найти там подростка. С собакой. Серьёзно? Учитывая в каком городе он сейчас находился, это выглядело по крайней мере жутковато. Ну и странно, конечно.

- Эй, тебе разве не пора спать? И.. как ты затащил сюда собаку?

Рой Харпер и неуместные шутки. Рой Харпер и умение вооружиться за пару секунд в случае надобности, но пока стоящий безоружный и даже весело ухмыляющийся. Рой Харпер и очень странные знакомства на крыше, в баре, в переулке, в тюрьме там, в общем, в любом не располагающем к подобному месте. Классика, если честно.

- Мм тут вообще не слишком-то безопасно. Ты уверен, что это подходящее для тебя место?

Забота Роя вещь крайне специфическая. Нянька вот из него получилась бы плохая - не задумываясь, выдал бы ребёнку какой-нибудь презабавный механизм, способный в плохих руках наделать шороху. Но всё-таки, как ни крути, одинокие подростки в Готэме вызывали у него противоестественное для него желание вернуть их поскорее домой. Он с одним таким подростком был слишком близко знаком, чтобы не принимать чужое одиночество в готэмской ночи близко к сердце.
Готэм слишком бессердечная тварь, чтобы здесь можно было считать одиночество чем-то полезным для душевного равновесия. Рой был в этом вопросе практически экспертом.

+3

3

У отца точно разрывалось сердце при каждом взгляде на сына - наверное, это было главной причиной поскорее свалить с его глаз. Не мозолить их своей опечаленной рожей. Джон был уверен, что ему станет лучше, если у него не будет времени думать... обо всем. Если он отвлечется на чужие проблемы, у него не останется времени на свои - он хоронил себя под другими. И считал это совершенно справедливым. Он же сын Супермена. Он должен помогать. Отец понимает, принимает и соглашается. Волнуется, конечно, но дед был хорошим учителем. Джон умеет драться против криптонцев, анализировать способности соперника и вырабатывать наилучшую тактику, умеет вообще много чего. Он не пропадет. Даже в таком месте, каким был Готэм. Тем более - если за ним будут присматривать местные хранители. И Крипто. Так отец сказал - что Крипто умный и сможет защитить. Кивать и соглашаться входит в сраную привычку - Джонатан отвечает на автомате и слушает лишь из-за того, что криптонцы слышат все. Мыслями он почти не отцепляется от Крепости - примерзает ко входу и не может ни зайти, ни выйти. Ни вверх, ни вниз.

Джон вставляет наушники в уши и тихо скользит по сумеречному небу.

Готэм оказался совсем не таким, каким его представлял Кент, к слову. Он ожидал, что город будет непременно в темных тонах - типа Города Грехов. Все серое, нуарное - и только помада красная. И кровь. Но нет, Готэм оказался пусть и мрачным, но красивым - у него была занятная архитектура и вкусная шаурма, а дружная ватага мышей и птиц оказалась довольно приятной и теплой. Джон бы и рад отвлечься, но думает о том, что его маме понравилась бы архитектура, она бы осудила питание шаурмой - и взяла бы рецепт печенья у мистера Пенниуорта. Его переключение довольно заметно - он, все же, не носит маску: улыбается тепло, говорит открыто, а потом как-то закрывается и улыбается скорее виновато. Крипто вьется у ног и поддерживает. Джон просто хочет отвлечься. Он просто слепой идет на запад, видимо. Джон помнит мертвое лицо своей матери - и тот момент, когда перестал слышать стук ее сердца. Ему не страшно в Готэме - пули Джона не берут, не берут заряды льда. Готэм полностью отвечает его внутреннему состоянию - замершему, заледеневшему, вгрызающемся в загривок длинными клыками. Из-за этого на глаза жмет, глаза жжет, Джон готов выжигать себе - стигматы, а преступнику каждому - клеймо. Но не имеет на это права.

"Мы секс Бо-бомбы, мы здесь, чтобы заставить вас задуматься о смерти, загрустить и все такое" - и гитара. Джон задумчиво барабанит пальцами по железке и старается максимально ни о чем не думать.

Вообще-то скоро домой надо лететь. Джон - хороший мальчик и пасторально идеальный сын. И уроки сделал, и ужин приготовил, и дома прибрался - и всегда возвращается четко к тому времени, которое назначает отец. Всегда очень тихо, послушен, со всеми вежлив. У Джона внутри зреет экзистенциальный кризис, от которого по коже мурашки. Но напрягать своими проблемами как-то неправильно. У других - их проблемы. Джону нравится наблюдать за Готэмом. Он как красивое-красивое яблоко. Только внутри черви. Такие яблоки нельзя использовать для пирога. Но снаружи все равно красиво. Как его одноклассницы - красивые, конечно, но стервы в большинстве своем. Джон улыбается, отсмеивается - и предпочитает гнилым людям мрачный город. Лучше мрачность и черви, чем гниль. Гнилое надо отрубать. А паразитов можно вытравить. Мрачное - осветить. С чужими проблемами, конечно, так всегда. Быстро находишь им решение. Со своими бы так. Джон прячет гордую S под синей толстовкой - потому что считает, что не заслуживает герба дома. Джон не надевает плащ, потому что не хочет быть заметным. Коннер вон, в футболке да кожанке летает. Джон сидит на билборде и наблюдает тепловым зрением, болтая ногами в красных кедах. В городе после фермы пахнет ужасно - пахнет мочой и выхлопными газами. Но это ничего, наверное. Потому что в Готэме куда больше пахнет кровью.

Склад был вроде как последней остановкой в патруле, после которого Джон мог официально считаться свободным - и мог лететь домой и передавать папе привет. У Джона зреет паранойя - он все чаще прислушивается к сердцебиению отца. Боится не успеть во второй раз. Его паранойя выборочная - он доверяет людям, он себе не доверяет. Поэтому странным людям можно смело к нему подходить - Джон не кусается, он проебывается.

- Я его не затаскивал, он сам забрался, - Джон пожимает плечами так легко, словно говорит самую очевидную вещь на свете. Типа дважды два равно четыре в классической математике. Крипто машет хвостом и высовывает язык - и это показательно. Крипто - он умный. Он понимает сразу, друг перед ним - или враг. Если бы человек со стрелами был врагом, Крипто бы не был таким спокойным и хорошим мальчиком. Крипто машет хвостом и не бросается. Джон не волнуется и разглядывает Готэм и склад. Потом поворачивается - и ничего. Ни грохота выстрела, ни криптонита в лицо. Крипто не ошибся. Хороший мальчик.

В бумажном стаканчике остывает чай - это, конечно, самое забавное. Готэм - один из тех немногих городов, где людям наплевать. Они, наверное, с таким же каменным лицом продают чай Джокеру или типам вроде него. С коротким и сухим "три пятнадцать" и взглядом куда-то сквозь черепушку. Им плевать - главное, чтобы у тебя была наличка. У Джона в дырявых джинсах всегда было немного карманных денег - так и живет.

- Мы говорим про билборд или про Готэм? - Джон тихо смеется и легко пожимает плечами, - да, я в норме. Мне трудно навредить. С людьми все немного не так, - он поудобнее упирается плечом на лампу освещения и допивает чай. Хотдог они с Крипто на двоих съели сразу, остался только остывший чай и музыка из любимых фильмов в наушниках, ровно трясущихся на вороте толстовки. Смотрит снова сын Супермена не на человека со стрелами, а на склад. С тем же взглядом продавца - сквозь черепушки. Абсолютно апатичным и убитым - наверное, потому что это все, что Джонатану вообще осталось. У Крипто хотя бы горчица в уголках морды есть. Но это потому что Крипто - хороший мальчик.

Отредактировано Jon Kent (2019-01-13 05:09:41)

+3

4

Разглядывая снизу-вверх паренька, вот так запросто восседающего на билборде и как ни в чём не бывало попивающего чай, Рой ощущал себя как минимум глупо. Ну и в целом странно. По-хорошему чужие дети не должны его волновать. Чисто теоретически он как никто другой хорошо разбирался в человеческом равнодушии и вполне мог просто пройти мимо, не пытаясь ничего больше уточнить - он здесь всё-таки не на променаде, у него есть, ну, дело. Он его, конечно, сам себе придумал, но это тоже считалось. В принципе он раньше как-то не отличался болезненным интересом к малознакомым руферам, попадающимся на его пути - всякое бывало. В конце концов на его лице маска, а чужие неврозы, печали и причины забраться повыше его не касаются. Но это всё теория. Теоретически его и в костюм никто не заставлял влезать, как и рисковать собственной шкурой, вечно кого-то спасая и далеко не всегда тех, за кого и умереть не жалко, потому что друг - опять же всякое бывало. Но он же зачем-то этим занимался? И не сказать, что в этом было очень много смысла. В общем-то со смыслом у него всегда были определённые проблемы. А вот праздного любопытства хватало на троих. Живого такого интереса ко всему новому и непонятному, который не так-то просто было заткнуть. Примерно также сложно, как и его самого, когда он открывал рот. То есть практические невозможно.
Ну и да, он в самом деле считал, что одиночество в Готэме плохая идея. Катастрофически. До учащённого сердцебиения пугающая. Где угодно лучше быть наедине с самим собой, даже в джунглях, чем в Готэме. Правда из него спаситель душ так себе, но когда его что-то подобное вообще останавливало?

- Сам забрался,- повторять за парнем было не слишком умно, но Рой и не боялся выглядеть в чьих-то глазах глупым - пустяки. Думать прежде чем говорить слишком утомительно. Повторять совершенно не очевидные для него лично вещи, произнесённые хозяином чудо-животного будничном тоном чуть-чуть проще. Понять сложнее. Это цирковая собака? Собака-мутант? Собака-пришелец? Какого чёрта. Рой устало потёр лоб, запрещая себе зацикливаться на такой глупости. Всё равно никто не даст ему разобрать животное, если это, конечно, не какой-нибудь новомодный дроид, на составляющие и изучить под микроскопом. А иначе он отказывался понимать подобные сюжетные повороты. Значит, придётся просто смириться.
Харпер, постояв пару секунд с приложенной рукой к лицу, всё же убрал её и снова вскинул голову, изучающе уставившись на подозрительно подростка, повернувшего к нему голову. Визуально цел. Лицо без шрамов, руки-ноги на месте, кровь ниоткуда не хлещет - ну и что ему ещё от него нужно? Каких-то ответов? Соберись, Рой. Даже однодневное одиночество тебе не на пользу.

- Я бы ставил на Готэм, но если ты местный, то можем обсудить надёжность конструкции, на которую ты взгромоздился,- сюрреализм какой-то. И спокойствие его очень условного нового знакомого, и псина, бодро виляющая хвостом, да и сам Рой, всё ещё стоящий на крыше с неуверенной улыбкой на губах и целым ворохом сомнений и вопросов, а не слетающий вниз в доки в поисках очередных приключений на собственную задницу. Хотя у последнего хотя бы было оправдание - он пока просто не понял стоит ли влезать на билборд, не рискуя слететь оттуда от подлого удара вниз, с больной вероятностью став изломанной куклой на асфальте, если будет недостаточно шустрым. То, что ему ответили и не попытались пока убить, конечно, обнадёживало, но всё же недостаточно, чтобы что-то предпринять. Проблемы с доверием - классическая проблема очень условно хороших парней. Ну мало ли у кого какие отклонения, верно? Вот Харпер алкоголик в завязке и неадекватная любовь к взрывам, а у него ведь на лице это не написано, верно? Хотя, конечно, с его графиком жизни и любовью к татуировкам, он всё больше выглядел как наркоман ни разу не в завязке и заранее отпугивал здравомыслящих граждан.

- С людьми? Ты считаешь себя не человеком или просто им не являешься? Второе, возможно, заставит меня поверить, что ты в самом деле в абсолютной безопасности в печально известных доках города с крайне сомнительной репутацией, - Рой, всерьёз решив, что ему надоело задирать голову, невольно акцентировав внимание на этом вот флегматичном "с людьми всё немного не так", раздражённо потёр ладонь, на которой с недавних пор красовались совершенно несимпатичные шрамы, приобретённые благодаря несдержанности Уэйна - по-хорошему он весь был в шрамах и отлично разбирался в том, насколько на самом деле  хрупкое человеческое тело. Ещё секунду потратив на взвешивание всех "за" и "против", Харпер потянулся за стрелой, не сводя глаз с сомнительной парочки. У него было не так много способов забраться наверх более-менее грациозно, не страдая от собственного ущемленного эго. - Подвинься-ка.

Заложить стрелу, натянуть тетиву, коротко выстрелить, разбежаться и взбежать наверх по вертикальной поверхности, ловко подыскивая опору для ног и крепко держась за верёвку, услужливо свисающую вниз. Поймав равновесие на горизонтальной плоскости, Рой бросил настороженный взгляд на собаку, затем на доки, где уже зашевелились люди, готовясь разгружать прибывающий груз, тихо чертыхнулся и замер, снова вернув блуждающий взгляд на таинственного незнакомца, изучая слишком правильные черты лица без единого шрама или какой-либо другой отметки Готэма, без которых здесь не уживались. Зато было в чужом лице что-то неуловимо  знакомое. Какова вероятность, что он знает кого-то из его родителей? Любопытно.

- Знаешь, для человека в норме у тебя взгляд слишком стеклянный - я такой обычно вижу у смертельно уставших людей, ну или тех, у кого какие-то проблемы. Да и, если честно, я уже пару месяцев в Готэме, и ни разу не встречал на его крышах людей, которые в норме,- любовь к деталям никогда не подводила, как и паранойя, которая в его случае отражалась только на протоколах защиты, но никак не на пытках скрыть личность, у которой толком даже жизни никакой не  было вне костюма и маски. Не велика, знаете ли, потеря. - Рой. А тебя как звать?

Светские беседы на сомнительной устойчивости конструкции, что может быть глупее? Разве что попытка что-то разузнать у незнакомого парня, который показался недостаточно счастливым для Готэма. Или слишком спокойным. Или пустым. А может быть просто не вписывающимся в местные пейзажи. Харпер так и не понял, что именно его смущало и до сих пор не решил зачем он вообще что-то спрашивает, оправдываясь тем, что у него есть ещё немного времени на поболтать, прежде чем придёт время сделать очередной выстрел и слететь вниз, чтобы нести сомнительное правосудие в массы.

Отредактировано Roy Harper (2019-01-13 06:08:42)

+3

5

Ну, да. Именно что сам забрался - они с Крипто летели, решили передохнуть и понаблюдать за доками со стороны, Крипто выбрал такую вот обзорную точку. Крипто - он такой. Любит красивые виды - и когда ветер в лицо. Когда закат превращается в рассвет. Крипто - эстет, каких поискать; Джон чешет пса за ухом и рефлекторно улыбается, когда хвост лупит по его сгорбленной спине. Пес был хорошим и верным, защищал и берег их семью - и вообще был здоровским. Был верным напарником и другом. У Джона было не так много друзей - ни до полета в Фантомную Зону, ни после. До - потому что они жили на чертовой ферме, а в школе он скорее считал всех приятелями, опасаясь подпускать каждого к разгадке того простого факта, что он не мальчик, а скорее Питер Пэн - летает и вообще. Была одна девочка, которая знала - но это был их секрет. Как то, что Джон может обогнать ее на велосипеде и все такое. Теперь Джон за пару месяцев прибавил четыре года - и у него не осталось не только друзей, но и приятелей, заводить их приходилось заново. Одно дело - когда ты рассказываешь про то, что у тебя есть суперспособности, но другие тайны не открываешь. Другое дело - когда ты возвращаешься повзрослевшим. Джон теперь многое знает. Джон дрался в симуляциях боевых, изучал космос, изучал вообще все то, до чего люди еще и не дошли толком, а если и дошли, то знали крохи. А теперь он... делал домашку по геометрии и просиживал штаны на билбордах. Он не просто "наверное позорит славное имя дома Эл", он абсолютно точно это делает. Видимо, мистер Зод был прав - у отца не сын, а позор. Коннер-то успел и человечество спасти, и вообще много чего хорошего сделать. Джон не смог спасти мать. Одноклассники видят фасад - красивый, как готэмская архитектура. Джон популярен, улыбчив, спокоен, в меру весел. А внутри у него нарывает болезненно. И никому не скажешь "ой, да, знаешь, я четыре года не видел мать, а когда вернулся, она умерла, как тебе история?"

Джон - он человек даже не этого мира, но отчего-то считал себя везде едва ли не местным. Иди в задницу, Джонни, дорогу показать? Нет, спасибо, я местный.

Конструкция и правда сомнительная. Кента это не волнует, потому что он может взлететь. Крипто тоже. Они иногда беспечные и пока живые. А доки - ну, доки как доки. Пахнет рыбой, водорослями и сыростью. Немного с кровью и химикатами. Немного с нелегальными поставками всякой дряни. Тут классически встречаются бандиты, а хранение товара в таких местах - безбожное клише. Джон как-то пропускает это мимо ушей, глаз и мыслей - ему просто нравится вид. Если не учитывать преступников, конечно, и мусор.

- Сложные вопросы. Всего понемногу? - потому что всякий криптонец говорил о нем как о полукриптонце, а каждый осведомленный человек - как о получеловеке. Все искали что-то знакомое, на основе чего могли бы делать выводы. В школе все считали его человеком - добрым и дружелюбным парнем, который красиво улыбается и не боится хулиганов, но проблем не доставляет - образцово-показательный мальчик, радость учителей и друг всем ребятам. Может, даже заочный король выпускного. Джон отшучивается, отсмеивается - и неловко чешет в затылке. Джон бы очень хотел определиться, что он нахрен такое, но выходило так себе. Потому что с научной точки зрения он создан для величия, имеет кучу способностей и все шансы стать крутым и сильным - ну, как отец. На практике - обычный засранец, просирающий время или за приставкой, или в Готэме, что в своей полезности было как-то равнозначно: в Готэме не заканчивались преступники, в играх - враги. Джон делает то, что может - сейчас, например, послушно двигается в сторону и освобождает место.

Человек со стрелами движется красиво и изящно - это касалось большинства вигилантов местных. Все они были мастерами рукопашного боя, перемещались со смертоносной грацией - и вообще были все из себя. Наблюдать за ними было приятно. Где-то на фоне воет полицейская сирена. Джон думает о том, что лучше бы у церквей были сирены, а у полиции - колокола. Церковь бы выла, а полиция звонила. Крипто лезет под руку и вцепляет бумажный стаканчик, с самым многозначительным и гордым видом его прожевывая.

- Я думал, что супергерои хранят тайну личности, - Джон добродушно улыбается, но делает это, ей Богу, изо всех сил, это требует от него такой моральной соковыжималки, что, кажется, скоро треснет лицо, улыбка выходит, конечно, дружелюбной, но слабоватой, - привет, Рой. Я Джон. А это Крипто, он кусает только плохих людей, так что ты проверку прошел, поздравляю. Еще он в свое время ел мою домашку и, кажется, привык есть бумагу, - Крипто целомудренно высунул язык и поморгал добродушно. Наверняка у этого действия было более значительное обоснование. Типа "ты мог оставить образцы слюны, по ним могут выследить нашу семью, гав, я уничтожу улики, гав". Ну, или "мусорить - это портить город, гав". Почему они не могли сжечь лазерами из глаз тоже очевидно - причин несколько. Во-первых, палить так откровенно весь спектр своих возможностей тупо. Во-вторых, можно промахнуться. В-третьих, они должны вести себя естественно. Ну, чтобы не пугать гражданских, если таковые вдруг будут проходить мимо - и заметят на билборде стреляющих лазерами из глаз пацана и собаку. Мистер Бэтмен просил быть потише, вот Джон и был потише. Мисс Бэтвумен просила быть аккуратным, вот Джон и был. Крипто, конечно, справлялся лучше. Крипто был суперсобакой, а Джон был обычным засранцем с выдающимися способностями.

- Не волнуйся, со мной правда все в норме. Просто не самый простой этап в жизни. Мама умерла. Я ради папы держаться должен, но выходит то, что выходит, - Кент устало пожимает плечами и смотрит куда-то под ноги, разглядывает то ли шнурки, то ли крышу, опирается локтями на колени, выдавливает очередную улыбку, мол, да в норме я, видишь, улыбаюсь и вообще, не волнуйся, серьезно, я крепкий, я вынесу, у меня просто нет шанса не вынести, у меня вообще шансов нет, - это если вкратце.

Наверное, сил рассказать все не было бы. Для этого пришлось бы копаться в себе, а на это не было ни сил, ни желания. Было желание подальше убежать от одной лишь перспективы разборок со внутренними демонами. Вот бить морды всяким уродам - это всегда пожалуйста. Это не сложно и весело! И расслабляет! А вот копаться в своих проблемах - нет. И дома этого всего тоже не было - Джон просто улыбался как можно увереннее и дружелюбнее. Чтобы отцу проще, чтобы он чувствовал любовь, поддержку и заботу. Нужно же было спасать то, что еще можно спасти. Товарища со стрелами - Рой, точно, Рой, - тоже можно спасти. Ну, как минимум от ненужной работы по наблюдению.

- Там что-то химозное подвезли. Я не могу сделать химический анализ, прости, возможно, это просто очень странное моющее средство. Еще у ребят в самом складе оружие есть - пара ящиков плюс то, что на руках. Ну, это если интересно. Люди в масках и с крутыми штуками в этом городе редко оказываются косплеерами, - ну, в Готэме ты если в костюме и живой, то с крутыми шутками. Даже если твое оружие - палка с ниткой прямиком из палеолита. Джон коротко смеется над собственной шуткой про косплей и особо не знает, чем может помочь - в смысле, вмешиваться в чужие дела в супергеройской среде вроде как моветон, если тебя не просят, то сиди на жопе ровно. И Кент, конечно, первый пришел, но в городе он на правах гостя, так что надо уступать. Джон был очень воспитанным, поэтому всегда уступал. Особенно когда ему не угрожали оружием и вроде как проявляли дружелюбие и обеспокоенность.

Отредактировано Jon Kent (2019-01-13 10:37:09)

+2

6

У Роя никогда не было проблем с тем, чтобы завести новое знакомство и набиться в приятели. Что взять с чудаковатого рыжего парня, способного собрать бомбу из мусора, щедро всё скрепив синей изолентой, верно? Рой болтлив, лёгок в обращении, самую малость упрям и чертовски любит шутки, пусть порой и из ряда вон. Но никто не идеален в конце концов. Харперу было гораздо проще казаться лёгким, чем закрываться и делать вид, что ему нет ни до кого дела. Рою гораздо проще было быть душой компании, чем отсиживаться в тёмном углу, мрачно разбирая и собирая пистолет, которого у него даже не было, но всегда можно было у кого-нибудь позаимствовать. У него на самом деле не так много друзей и каждый из них не отличается особой лёгкостью, но он не жалуется. В них он ценит совсем другое и уверен, что они лучше, чем им кажется. Со стороны всегда кажется, что быть Роем Харпером, отшучивающимся даже будучи безбожно избитым и скованным или ведомым на собственную казнь, очень просто - ему тоже так иногда кажется, а потом накатывают воспоминания и становится понятно, что у всего есть своя цена. В принципе, когда ниже падать уже некуда, легко идти по жизни с улыбкой, болтая всякую чушь. В принципе продолжая терять и не имея возможности удержать, связать ещё крепче, доказать, что всё не зря, не остаётся ничего кроме как верить, что всё образуется и идти дальше, оставляя позади и хорошее, и плохое, и чётко осознавая, что руки навсегда в крови тех, в кого он верил слишком сильно, а они не оправдали его доверия. Или он их. По большому счёту, когда твоё жильё всё больше похоже на склад, в голове вечный творческий беспорядок, а руки в масле, ну а в качестве досуга в основном попытки сделать мир лучше, веря в людей больше, чем они того достойны, можно жить и даже пытаться помочь кому-то ещё, но не себе, конечно же. Ему уже помогли, теперь его черёд. Тащить, спасать, верить и орать на все четыре стороны, что, например, вот тот хмурый парень и он - друзья, и лучше бы всем разойтись и не пытаться совершить некоторое дерьмо в их сторону. Потому что они всегда найдут и убедят, что не стоило, как умеют. В общем-то единственное в чём Рой был уверен всегда, так это в том, что его преданности мог позавидовать любой пёс. Только в отличие от пса, Харпер держался людей, потому что отлично знал, как больно бьёт предательство и как сложно жить с чувством, что ты лишний, отброс и ни на что не годишься. И как больно падать ниже и ниже. Рой был экспертом в вопросах собственной ничтожности и совсем не жалел сил, пытаясь переубедить запавших в душу людей (и не совсем), что это вовсе не про них. Очень странная на самом деле история.

- Твои ответы не слишком-то информативны, парень,- в голосе ни обиды, ни разочарования - к ответам, которые толком ничего не объясняли Рой, пожалуй, привык. У всех есть тайны и все ими дорожат. Он не исключение. И было бы как минимум некрасиво допытываться, что да как. В конце концов даже из этой крупицы можно было сделать выводы, возможно, даже верные. Всего понемногу, значит, перед ним не человек, но и не совсем инопланетянин, в принципе нормально. Понял, осознал, принял, но всё равно нахмурился. Выглядел то он всё равно как подросток. Кажется, одинокий и потерянный. И улыбка какая-то ломанная, ассоциирующаяся совсем не с радостью. А жаль, Рою казалось, что искренняя, невымученная улыбка у парня должна была быть красивой. Лучезарной может быть. А может быть это всё его привычка видеть краше, чем оно есть на самом деле.

- Ну, моя личность давно не тайна, как минимум для нашего славного правительства. Да и я вовсе не супер, так что мне можно,- ответная улыбка получилась в разы ярче, чем ту, которую он наблюдал на лице Джона. Факт отсутствия личности, которую стоило бы скрывать, чтобы уберечь близких или самого себя, давно не задевал. Просто факт. Привычка. Обыденность. И так сойдёт, честное слово. Самые близкие люди на самом деле тоже носят маски и их достать ещё сложнее, чем Харпера. А значит всё в порядке. Имущества у него нет, а то, что имеется и без помощи извне вечно ломается, взрывается и расстреливается, как и он сам. Всё в порядке, в самом деле в порядке, пусть и очень относительном. - Славное имя, Джон. И Крипто выглядит как хороший мальчик.

Всё ещё какой-то сюрреализм, но разве когда-то бывало иначе? Мир вокруг слишком странный и непредсказуемый, чтобы было просто. А вот известие о чужой потери неприятно царапает изнутри и улыбка заметно меркнет, но Рой не знает подходящих слов. Быть болтливым и говорить то, что нужно - совсем разные вещи. Да и существовали ли эти подходящие слова? Хотя парочку Рой всё-таки знал. Хоть и звучать они в его исполнении будут немного лживо - он то ведь всю жизнь с некоторых пор строил вокруг других, уже не себя, а когда отвлекался вечно совершал ошибки, груз вины за которые с переменным успехом нёс на своих плечах дальше. Но с собой у него как-то особенно не сложилось.

- Сочувствую, Джон. Уверен, что она была прекрасно женщиной. Но, знаешь, ты никому ничего не должен. Только себе, поверь мне на слово,- протянуть руку к мальчишке совсем не страшно, но может быть не очень умно. Но этот пункт они уже проходили. Рой - это вечный эмоциональный порыв, а не логика и планы. Рой - это человек, для которого ничего не стоит зарыться пальцами в тёмные волосы, мягко поглаживая чужой затылок, выражая тем самым поддержку, считывая и по сгорбленной спине и по словам, что поддержка в самом деле нужна. В своё время ему очень не хватало понимающих людей рядом. Или просто людей. Навряд ли он мог бы быть спасательным кругом для малознакомого паренька, но вполне мог попытаться. - Я знаю, что звучит сейчас отвратительно. Но всё  будет в порядке. И я уверен, что твоя мама хотела бы, чтобы ты жил дальше. И улыбался искренне.

Спаситель душ из него всё же так себе, но он хотя бы пытался. Раз уж уже не прошёл мимо, раз уж заговорил, раз уж стал спрашивать, то почему бы и нет? А вот информация про доки была очень кстати. И у Харпера даже появился план, ну как план. Просто проверенный способ ухода от печалей и проблем. В конце концов скольким людям подобное помогало, верно? Способ не то, чтобы верный, но вполне реальный. Осталось только решить готов ли он сам нести ответственность за выглядевшего крайне зелёным паренька и насколько он не в себе. Кажется, на все сто.

- Ого, спасибо. Круто. А ты как? Герой или не очень? Не хочешь составить компанию? - глупо, в общем-то, Харпер даже не был уверен, что парнишка неубиваемый. Про себя то он всё давно знал, но он подобными глупостями занимается слишком давно, чтобы рьяно переживать за свою жизнь. В конце концов он самый натуральный адреналиновый наркоман, а боль уже давно не пугает, так что всё будет в порядке. Должно быть. - Подозреваю, что это может быть партия наркотиков. Ну, а оружие я бы конфисковал. Ни к чему оно этим ребятам, согласен?

Взгляд получился внимательный, но добрый и руку он всё-таки отнял, опомнившись, и прижал к собственному боку, разглядывая Джона и ожидая ответа. Глупости и Рой Харпер - это тоже, в общем-то, классика.

+3

7

Джон только пожимает плечами. Ну, да. Ответы не самые информативные - Джон попросту не знает, можно ли ему быть информативным. И если можно - то, черт побери, до какой степени. "Привет, я Джон Кент, живу на ферме, вот адрес, мой отец - Супермен из другой реальности, теперь он подменяет вашего, потому что, в отличии от вашего, мой отец жив. А еще у меня есть брат, он - результат эксперимента Лекса Лютора". Такой себе старт для знакомства. Нет, Джонатан, безусловно, семьей своей гордился, они у него все были крутые и великие, идеальные ролевые модели и все такое, но вываливать это первому встречному - не самая разумная идея. Не в недоверии дело, дело скорее в том, что на их ферме все было тихо и спокойно, они были просто семейство Кентов, они просто жили и просто радовались, держались друга за друга и держали друг дружку, так и должно было остаться. Они должны были быть в тени и безопасности. В своих костюмах, конечно, они становились героями и иконами - брат с отцом точно. Джон был скорее крайне ироничной и выбивающейся из списка карикатурой на святого - сатанисты бы оценили.

Джон - не сказать, что славное имя. Джонатанов порядка пяти сотен в одной только Америке, а Джонов - больше пяти миллионов. Но так звали дедушку - и он был славным и честным человеком, который привил очень много хорошего папе, а папа - самому Джону. Это был какой-то цикл передачи всего хорошего - видит Бог, Джон хотел бы быть достойным своего наследия, своего плаща, своего герба, но ничего этого не видел в себе ни на грамм, он мог сражаться как криптонец, мог сворачивать шеи, мог выжигать планеты и возносить на небеса даже самых законченных грешников - и все равно этого было мало, потому что внутренне он не вышел, не получился. Геракл был молодец - полубог, но великий, сделал двенадцать подвигов и доказал всем все и вся вопреки и несмотря на, а Джон вот даже первый подвиг осилить не мог, все, что он мог - противиться угасанию дня. А Крипто - и правда хороший мальчик. Вот уж кто был достоин плаща Супермена и герба дома Эл. А Джон - так. Умелая имитация. Живет среди великих - и пытается под них мимикрировать. Выходит, наверное, паршиво.

- Была, - соглашается кровный сын Супермена и рефлекторно проверяет. Может, ее сердце еще бьется. Может, он просто ошибся, может, это все был какой-то дурацкий пранк или злодейская игра. Но нет. В эфире была мертвенная тишина - только стук сердца отца где-то в отдалении. И сотни тысяч других, окружающих. Сердце Роя тоже слышится - совсем рядом, равномерно, успокаивающе. Большое. Джон отвлекается, сосредотачивается на том, чтобы не слышать - и грохот затихает, что подземные толчки при утихающем землетрясении. Оседает где-то в коре мозга, что волны дрожащей земли скрываются где-то в коре планеты.

С манифестацией своего долга он согласиться не мог - потому что был должен. Он наделен огромной силой, он может помогать людям, он может спасать планету - как папа, как Коннер, он же не хуже, он же хоть и паршивая овца, но тоже хочет помогать! Даже если сейчас был скорбью в союзе с печальной радостью. Джон, наверное, просто не мог себя принять. Как закат не понимает свою значимость, когда превращает умирающее сегодня в новорожденное завтра. Наступит ли тишина на Земле перед тем, как прольются слезы? Джон точно знал - она не наступит ни до, ни после. Он наблюдал за тем, как мир продолжает жить - на планете миллиарды людей. Многие из них маму даже не знали. Они продолжали спокойно жить - и нужно было отыскать в этом какую-то сакральную мудрость. Что жизнь - она ведь продолжается для живущих, да? Что надо просто начать двигаться дальше, а не застывать в отрешенной константе, не зарастать тоской и не покрываться пылью. Надо просто двигаться. Просто чтобы однажды сказать - "спасибо моей маме, если бы не она, я бы не смог вам всем помочь". Но это пока плывет мимо - Джон сидит у реки и ждет то ли труп врага, то ли свой.

Чужая рука в собственных волосах как-то мешает последнему - от нее тепло, приятно и уютно.

- Вроде как герой. С радостью помогу, да, - Джон, наверное, только поэтому в Готэме, чтобы именно таким способом забивать свою тоску, перебивать себе горло и пачкать руки в чужом горе, что в мазуте, кивает с готовностью, смотрит внимательно, открыто, потому что принимает чужое руководство и чужие правила, быстро мимикрирует, потому что привык это делать, - согласен.

Без ладони чужой на голове немного легче, но как-то холоднее, середина декабря - это вам не шутки. Это просто Джон - чертов полукриптонец. Ему не особо холодно, ему приятно в любой погоде. На солнце, конечно, лучше - зимой его меньше, а день короче, но Джон все равно любит зиму. Потому что Рождество. Джон не особо верит в Санту - но он любит рождественские традиции. В честь Рождества, например, он сейчас наваляет парочке-другой человек - потому что они очень плохо вели себя в этом году. Он, конечно, не сделает из них угольки, хотя может - но ему нужно быть тихим и положительным, а убивать людей - это вообще ни разу не правильно. Люди, наверное, заслуживают второго шанса - но без фанатизма. Ребята вроде Джокера, например, не очень - а ведь им дают. И каждый раз местные готэмские шалуны - у Бэтмена точно есть список, Бэтмен прямо Санта, - не оправдывают доверие, сбегают - и начинают заново сеять разруху, хаос и прочие неприятные вещи вроде кражи грязного белья и денег. И продажи наркотиков. Джон никогда наркотики не пробовал и не собирался - это же не очень правильно, да? Пить тоже неправильно. Курить тоже. Джонатан очень правильный - и понимает печальные вещи. Что ловить преступников в Готэме - это игра в бисер. Он не стремится ни к пустоте, ни к абсолюту, ни к мирскому, ни к форме - он в этом плане ни к чему не стремится и ничего не ждет. Не ищет ни истину, ни ложь - просто хочет жить. Как и всем, ему хочется счастья и ласки. Глупенькой сказки. Наивной, смешной. Жизнь уперто швыряла лицом об стену и советовала повзрослеть.

Джон встряхивает головой и отгоняет слишком загружающие мысли. Слишком высокие и бесформенные, слишком тягучие и утягивающие куда-то далеко-далеко вниз. У них же тут вроде бы разборка, да? Он тут героем притворяется. Пытается не посрамить отца и брата. Джон играл в армрестлинг с огромными инопланетянами, что ему какие-то скромные мужики с пушками? К тому же, рядом Крипто и Рой. Он точно в надежных руках и лапах. С ним точно ничего не будет.

- И какой план? Я могу отвлечь их на себя, а ты их обезвредишь. Мне трудно навредить, а я вот могу не рассчитать силу. И тогда на меня разозлится Бэтмен. А он сможет мне навредить. И папе расскажет, я тогда еще и дома по ушам получу, - Кент неловко посмеивается, смущенно почесывая затылок. То ли в попытке уловить остатки тепла чужой руки, то ли из-за дебильной привычки. Получать от отца нагоняй очень не хотелось - как и позорить его в чужих глазах убийствами относительно гражданских. Пусть и нарушающих закон, но гражданских. В Готэме вроде бы нельзя убивать преступников, только сажать в тюрьму. Очень благородное и странное правило - дед бы наверняка счел его правильным, он тоже к такому прибегнул - и держал всех опасных в одном месте. Джон искренне считал это самой странной дрянью и не понимал логики, но деду, наверное, виднее.

+2

8

Рой смотрел на мальчишку, в самом деле ребёнка ещё, и всё думал сколько ему на самом-то деле. Шестнадцать? Пятнадцать? Может быть четырнадцать? Дети сейчас так быстро растут. Смотрел внимательно и не мог не улыбаться хотя бы краешками губ, невольно вспоминая себя, Дика, Уолли, Джейсона - всех, с кем так или иначе рос и играл в эти их очень важные шшпионские игры, с кем плечом к плечу отвоёвывал своё право на собственные шишки. Сколько их таких подростков, вступивших на неровную дорожку геройства вопреки здравому смыслу? А надо ли им? Сейчас, спустя годы Рой бы не посмел, не позволил бы себе с пеной у рта доказывать кому-нибудь, что быть героем - это круто. Что спасать мир - это то, что нужно и никакие университеты, семьи, нормальная жизнь на самом-то деле не нужны. Если бы его сейчас кто-нибудь спросил, а каково это быть героем, он бы, не раздумывая, ответил, что больно. И речь вёл бы вовсе не о своих ранениях, не о потерянной крови и сломанных костях. Показывал бы вовсе не ожоги и ни разу не украшавшие его следы от наскоро зашитых дыр. Если бы он мог, то показал бы то, что внутри. То, что с трудом сохранилось в лучшем виде, чем его многострадальная печень. И одними губами бы шепнул: "беги, беги пока не сжёг все мосты и не лишил себя всех отходных путей". У всех кого знал Харпер так или иначе не было выбора, вернее он был, но стать виджиланте, научиться драться и стрелять, зубами цепляться за жизнь для них было лучшей альтернативой, чем прозябать, спиваться, умирать на улицах. Или чувствовать себя бесполезным, ничтожным и неуместным. Рою было проще - он был обычным, без всяких там высших предназначений и суперсил. Его то просто подобрали, одели, умыли, пристроили, даже сделали всё, чтобы появились друзья - этого Харпер не забыл. Как и не забыл предательства. Как и не забыл унылых лиц ребят, чьи способности вызывали восторженный писк у него самого со смесью благоговения и самую малость страха, а у них самих были причиной для вечной головной боли. Не бегай слишком быстро. Фу, урод. Большая сила - большая ответственность. Вся эта игра в героев - всего лишь попытка ужиться с самим собой. Вся это игра в добро и зло - очень сомнительный способ выживания. И выживали ведь, как умели. И людей спасали. Иногда. А иногда не успевали и несли на своих плечах и этот груз тоже помимо собственных личных историй, редко приправленных безграничным счастьем. И всё это по-своему грустно. А по-своему хорошо. Не будь у Роя его умений и возможности снова стать наёмником, он бы точно вернулся обратно к бутылке и даже Крокк его бы не остановил. Всем и каждому нужно во что-то верить. Не в себя, так в людей. Не во всех, так в каких-то конкретных. Кому-то нужно верить в свет. Кому-то нужна надежда.
Но глядя на Джона, Рой плохо понимал, что именно нужно ему, а предложить мог только собственный изученный вдоль и поперёк способ бегства от проблем, от себя и от не особо-то дружелюбного мира. И чувствовал себя при этом неловко. Потому что правильнее было всё же шепнуть: "беги". Но в мальчике, кажется, было слишком много благородства. Слишком уж уверенно он говорил слово "должен", явно не приняв на веру слова Харпера, что должен он только себе. Видимо, достаточно примеров перед глазами. Видимо уже давно всё решил. Совсем ребёнок, а уже кому-то должен и свято в это верит. Харперу остро захотелось ещё раз взъерошить ему волосы и сказать что-нибудь ободряющее, а может быть и вовсе порывисто обнять, потому что он то примерно представлял, что ничего хорошего его на этой общей их тропе не ждёт, но он даже не шелохнулся и не издал ни звука, только, загадочно и немного грустно улыбаясь, перевёл взгляд снова на доки, запрещая себе пытаться быть чьим-то духовным наставником. Такой себе из него пример. И наставник дерьмовый. Как и герой.

Джон слишком откровенно готов следовать его указаниям - Рою неловко. Потому что он на самом-то деле не лидер. Он взбалмошный безумный учёный, идеи которого, конечно, гениальны, но вызывают у соратников совсем не просто так приступы меланхолии и этот любимый его взгляд "опять?!". Не было у него никакого плана. Просто слететь вниз и устроить весёленький замес, шум, гам, кровь, стрелы. Немного рукопашного боя и очень много дурости. С Джоном он подобного себе позволить, пожалуй, не мог. Всего понемногу - это не тоже самое, что тот же Супермен, которого и артиллерийские снаряды не берут. Всего понемногу - это чёрт его знает кто он, что он и насколько смертен. Харпер привык рисковать собой и вставать живой стеной между смертью и другими. Харпер совсем не готов вытаскивать на себе из всей это кучи-малы подростка, не будучи уверенным, что тот в принципе сдюжит. Джон не Джейсон и не Кори. Джон не он сам. Джон - ребёнок. Ребёнок, который боится кого-нибудь ненароком пришибить, а Рой только и может в свою очередь что растерянно улыбнуться в ответ и задумчиво почесать в затылке, прикидывая как быстро он сможет убедить Джона, что их встречу была не к добру, абсолютно при этом не стараясь. Смешно, да и только. Папа, значит, расстроится. Что только Рой в своё время не делал, чтобы названный отец хотя бы расстроился из-за него. Хотя бы. Какой же ты жалкий, Рой Харпер.

- Боюсь, что я какой-то неправильный парень в маске. У меня не было плана. И я плохо понимаю, что ты можешь,- а между строк так и читается не произнесённое "и чего не сможешь". Примерно там же спрятана мысль, что он то вообще-то убивает. Ну да, не из принципа, а случайно, защищаясь. Потому что лучше они, чем он и те, кого Рой считал своими людьми. Произносить это вслух рядом с Джоном казалось кощунственным, вот он и молчал. Может и обойдётся. - Но твой вариант неплох, только постарайся, пожалуйста, не геройствовать излишне. А то у меня сердце слабое. Может и не выдержать.

Шутки на грани фола - это всегда про Роя. А ещё может неудачно свести какую-нибудь мыщцу или кто-нибудь прострелит колено, когда он отвлечётся на Джона. Могут и пришибить случайно, пока он  будет занят своей игрой в няньку, не смотря на то, что его никто не просил о подобном. А если найдутся амбалы покрепче, то и голову могут размозжить, как какой-нибудь хлипкий арбуз. Пугало ли это Роя? Нет. Жалел ли он о своём предложении? Как ни странно, тоже нет. Только вышеупомянутое сердце было неспокойно и через раз пропускало удар, выражая своё недовольство. Интересно, всем этим любителям завести себе юных помощников, всегда было так страшно разрешать им вступить в бой? Психи.
Ведь это, блин, чертовски страшно, взять и подвергнуть парнишку риску, без которого уже себя не представляешь, но и врагу не пожелаешь. Чёрт возьми! Но, несмотря на внутреннее волнение, на лице Харпера не дрогнул ни единый мускул и сам он всё улыбался и улыбался, как божий человек, неспособный хмурится.

- Ну и постараемся всё же сохранить твои уши в целости и сохранности, они неплохо смотрятся. Догоняй,- Рой не поленился подмигнуть, молниеносно достать лук и нужную стрелу, направляя её в сторону зданий дока - фигаро здесь, фигаро там, ну и как без глупого позерства, верно? Короткий размах, звук сорвавшийся тетивы и лихой прыжок вниз с закинутым давным-давно модернизированным под подобные аттракционы оружием на верёвку, чтобы уберечь руки, на которых итак живого места не было. Быть обычным смертным иногда до одури обидно, а иногда чертовски весело, особенно, когда в ушах завывает ветер и сам ты летишь вниз, где нужно будет вовремя спрыгнуть и уйти в перекат, спасая свои кости от неприятных и неуместных переломов. Харпер на самом деле плохо представлял, как Джон будет отвлекать и решил оставить тому простор для фантазии, чтобы не быть курицей-наседкой с человеком, который даже не был под его патронажем, но заранее был морально готов к чертям взорвать весь склад, если так будет проще всего сделать ноги. Бэтмен, конечно, снова расстроится, но Харпер, кажется, был создан для того, чтобы расстраивать миллиардеров своей никчёмностью. Ему не привыкать. А люди, и главное его временный напарник, целее будут.
Рой замер на крыше, готовый в любой момент вскинуть лук вверх и устроить кратковременный шквальный обстрел, а затем сигануть вниз и продолжить. Он просто ждал, когда Джон даст какой-нибудь понятный знак. Ну или просто сделает что-то.
Ну и тайно скромно надеялся, что тот передумает - это было бы обидно, конечно, но зато он бы за него не переживал. Искать во всём плюсы порой так сложно, но до одури полезно.

+2

9

Джон как бы... не может ничего хорошего, но заявлять об этом не спешит. Ему немного не хватает солнца - и он еще не привык к нему заново, пули, конечно, не возьмут - но вот взрыв поцарапает. Но такой, большой. Джон, все же, имеет разрушительный потенциал ядерной бомбы - и это только одна из способностей так действует. В Джоне все так и трепещет дьявольским и жутким, разрушительным и смертельным, а он раз за разом повторяет бестолковое "спаси и сохрани" и открещивается, отрицает, упрямо мотает головой и бьется об скрижали моисеевы. Моисей нем и глух, Джонатан все еще разрушителен. И ломает не голову об заповеди, а заповеди - головой. В волосах остатки каменной крошки и чужой веры. Но ему все еще искренне жалко чужое сердце. Только геройствовать "не слишком"  - это как? Кент вообще не умеет геройствовать. Только немного помогать, прикрывать собой - и просирать важных людей. Хотя один человек - это не показатель, но Джону было объективно плевать. Это был достаточно важный человек, чтобы себя не простить. Но чужое сердце все еще жалко, конечно. Для человека со слабым сердцем у Роя слишком плохая и нездоровая работа, ему бы сменить род деятельности. Если сердце слабое. Для человека со слабы сердцем Рой слишком много физически напрягается и вообще. К тому же - у Джона же суперслух.

Сердце Роя не звучит как слабое. Как раненное - возможно. Но это, наверное, просто слуховые галлюцинации.

Как вообще отвлекают членов готэмских опг? Извините, пожалуйста, а где тут библиотека? Джон неловко потирает ладони друг о друга, наблюдая за тем, как удаляется чужая спина - и смотрит на Крипто. Крипто смотрит весело и довольно - ну, еще бы, его-то все устраивает. Вообще-то предложение было исключительно случайным, Джон просто не подумал и ляпнул, а вышло, что это и стало планом. И вот как бы этого было не сказать, что достаточно - как отвлекать преступников-то? Наверное, для этого нужно что-то яркое, что-то заметное, чтобы они такие "вау" - и сразу отвлеклись. Запускать салюты Джонатан не умел - да и не четвертое июля на дворе. Но с насиженного места приходится слезть - хотя правильнее будет сказать "подняться" в значении "воспарить". Джон морально заебался в значении "устал", поэтому даже такой способ отвлечься от внутренней разрухи на фоне внешней перестройки его устраивает. Даже если без плана и совершенно наобум. Только потирает горящие кончики ушей - это, конечно же, давление. Даже если у криптонцев оно не скачет. Это, короче, что угодно, отстаньте, тут как бы важное дело! Тут как бы супергеройство. Хотя герой - даже если не очень супер - тут только один. И это не Джон. Джон - это так. Мимо проходил, на рожу - крокодил. Крокодил жуткий и опасный. У них вся семья опасная - люди с горящими глазами и непробиваемой кожей. А, точно, они еще летают.

Джон летает тихо - возможно, потому что для тихого полета достаточно просто не говорить. Крипто летит на уровне его плеч - и в темноте может показаться, что это не пацан и собака, а сам Супермен. Как положено, с плащом и расправленными плечами. А потом выясняется, что и в плечах уже, и мышц меньше, и ниже, и плащ на собаке. И вообще, доки - это замечательно. Потому что можно найти небольшую баррель, например. На ней написано грозное "огнеопасно" - и Джонатан с псом переглядываются самыми коварными взглядами. Так обычно в мультиках герои переглядываются, когда замышляют шалость. И, возможно, они и правда задумали пошалить, припугнуть пару-другую человек, но, скорее всего, обойдется без жертв. Во многом потому что реакция людей на взрывы предсказуема.

Они боятся.

Этим Джон и пользуется: швыряет баррель в воздух и взрывает лазером где-то над головами товарищей с пушками, вызывая маленькую, но очень натуральную панику от шума, от взрыва, от расплескивающегося сверху горящего горючего - локальный филиал ада с огнем с небес (какие небеса, господи, пара метров над головами) и вопящими грешниками. В центре всего этого вышедшие из-за угла Джон с собакой смотрятся очень естественно. Даже если совершенно не боятся огня и жара - Джон стряхивает с толстовки огонек небрежным движением. Глаза его наливаются упреждающим красным - это как снять с предохранителя пистолет. Это как поставить ультиматум и объявить о начале местечкового апокалипсиса - все всё понимают, никто ничего сделать не может. Криптонит, к счастью, не самая распространенная вещь. Да и Джон знает, как ему действовать в случае, если его поймают с этой дрянью. Он же не полностью криптонец - гораздо более не полностью, чем Коннер. То есть другая половина будет чувствовать себя замечательно. Останется только пристрелить владельца криптонита - обычно у таких есть какое-то оружие при себе, а Джон знает много фишек рукопашного боя. Он вроде и весь такой душеспасительный и добрый, а воспитывался четыре года так, как воспитывают ходячее оружие. Джон умеет посеять хаос среди превосходящих по численности врагов и выискивать слабые места превосходящего по силе противника. Он не взращен для спасения и помощи всем и вся. Он перекован для войны. Хотя, казалось бы, рожден в мире. Рожден под символом надежды и укрыт самой надежной спиной. Коннер вот для войны рожден - но друзья переделали его в щит, в опору. Джон парит над огнем - и не страшится. Потому что он не опора и не щит. Дед сделал из него это. Идеальное оружие, стоящее посреди паникующих людей с полной апатией и готовностью оправдывать самозащитой отрезанные руки и продырявленные головы. С полной готовностью, которую перебивает мораль, конечно, но внутренне Джон, безусловно, готов. Музыка из любимого фильма в наушниках сменяется на музыку из крутой игры - музыку из Меча и Магии узнать очень просто. Джон стоит посреди огня и паники, а пули от него отскакивают в тот момент, когда по нему открывают огонь - это рождает еще большую панику. Джон только делает упреждающий выстрел лазером - прожигает бетон жутким красным, очерчивает линию. Ему за линию-грань можно, ему вообще практически все можно - только нужно возвращаться домой вовремя и делать уроки. Другим - нет. Это шанс на спасение и спасательный круг. Бежать Джонатан сам никогда не будет, конечно, но всегда даст шанс слабым на это. Просто потому что у него еще есть мораль.

+2

10

Из Роя на самом деле посредственный наблюдатель, он всё больше создатель, ваятель и деятель. Создатель всякого непотребного, взрывоопасного и крышесносного во всех смыслах этого слова, ваятель и деятель примерно того же самого. Но сейчас он не спешит вмешиваться, замерев на краю очередной крыши, удерживая лук одной рукой и каким-то чудом сохраняя равновесие и не ныряя рыбкой вниз. В конце концов ему в самом деле интересно, кто такой Джон и что он может. Не с точки зрения потенциальной выгодой, а всего лишь в связи с банальным неуёмным интересом ко всему неизученному. И парень не разочаровывает. Сперва парит на пару с собственным псом, вызывая у Роя желание встать и грязно выругаться - какого чёрта даже собака летает, а он нет?! А затем импровизирует. Хорошо так импровизирует, качественно. Рой подобное одобряет. Побольше шума, взрыв, конечно же, нужен, ну и чтобы огненный дождь из горящего топлива - красота. Про эффектные лазеры из глаз можно и вовсе ничего не говорить. Глядя на всё это безобразие наёмник складывает два и два и получает логичный вывод, что перед ним очередной родственник Супермена. Поменьше, конечно, послабее, помладше в конце концов, но не менее опасный. Опасность в людях Рой любит и совершенно не испытывает страха, глядя на то, как пули отскакивают от тела подростка, но невольно задерживает дыхание, когда только замечает, что по его коллеге на этот странный вечер открыли огонь. Страшно, конечно. И очень хочется крикнуть "справа!", но ни к чему, в самом деле ни к чему. Мальчишка то не промах. Ему и в самом деле сложно навредить - не обманул, но проверять есть ли у него своя личная Ахилессова пята Рой не жаждет. Жалко. Достаточно с парня и того, что он вот такой вот особенный. Благородный слишком и, судя по всему бесстрашный. У этого явно будет не кризис типичного подростка, а какой-нибудь тотальный разлад с собой, миром и чувством долга. Рой о подобном слышал, кажется, даже видел, хоть и переживал лично версию в разы попроще, где вместо суперсил была исключительно суперслабость и тотальное неверие в то, что смысл жизни существует и даже не сорок два. Тяжко ему будет. Харпер бы сейчас с большим удовольствием вскочил и закричал: ну ничего себе! А потом потребовал рассказать и показать, что он может ещё, весело повиснув сверху и не преминув ещё пару раз испортить чужую причёску, просто потому что мог, но он тут вообще-то не просто так штаны просиживает. У него тут важное дело! Да и Джона он просил всего-то отвлечь, а не стать живой мишенью, пока он справится со своими восторгами. Рой ведь не трус, чтобы прятаться за чужой плохо пробиваемой спиной, Рой всего лишь отброс, а такие своих и тех, кто помог, не бросают. Нет-нет-нет. Самое время вспомнить, что за спиной колчан, а в руках лук и от его тихого "вау" и жизнерадостной улыбки, численность местного опг резко не уменьшится. А жаль. Но с другой стороны этому шоу явно не хватает дыма и самое время его добавить.

Дымовая бомба, вытащенная не глядя из пояса, отправляется в самую гущу событий. Шум, крики, гам, растерянность и попытки понять кто тут ещё по их душу - всё как надо. Рой не жалеет стрел, развлекая себе разными спецэффектами: этому удар током, а вот тому давно пора понизить градус. Этих двух можно раскинуть небольшим взрывом, им как раз зайдёт. Сколько стрел? Три? Этому стрелу в плечо, тому вот в бок. Ох, кажется, его нашли - жаль. Он в отличие от Джона ни разу не пуленепробиваемый, так что самое время сменить дислокацию и эффектно спрыгнуть вниз, не забыв расстрелять двух особо ретивых с пушкой в каждой руке - всё равно они ими не умели пользоваться, кто вообще стреляет в плечо? Надо в колени. Идиоты. Рой чувствует себя в своей тарелке и только сдавленно шипит, когда шальная пуля задевает предплечье, но не обижается, нет, куда уж ему. Он привык. Как и привык использовать людей в качестве живого щита, выбивая из их рук оружие и стреляя не на поражение, тут же дети, боже упаси, а так в назидание. Плечо, плечо, колени. Ну, упс, теперь не пробежать ему марафон - бывает. В конце концов ему тоже нелегко, когда он один, а вокруг толпа. Если бы Рой привык себя жалеть, он бы уже заунывно ныл, перечисляя места, куда прилетело так или иначе, но это же Харпер - ему всё это в радость. Парой синяков больше, подумаешь, верно? Главное, чтобы не стреляли по местам, щедро украшенным татуировками - их всегда так сложно восстанавливать, ну и острые предметы держали подальше от шеи, ишь какие умные. А вот подкрепление откуда-то сбоку - это плохо. Правда нехорошо. У него, конечно, свой карманный Супермен - главное не назвать его так вслух, но он всё же до обидного смертен. И вынужден уворачиваться. Забежать за ящик не такая уж плохая идея. По большому счету ему и нужно ведь к контейнерам, правда к другим, что подальше, но ребятки что-то от их небольшого шоу не растерялись и явно не планировали отпустить его, нет, пожалуй, их с миром. Жаль. А ведь могли бы уже все разойтись по домам.

- Джоннибой,- дурацкие имена и Рой - это синонимы, если не карманный Супермен, значит будет Джоннибоем. Славный парень же, верно? Так и хочется поддержать, а может быть удержать от падения в тотальную депрессию или куда он там метил, вот только Рой такого не умел. Ну или не знал нормальных методов - его способ борьбы с печалями и тоской - мордобой и пьянство. И раз уж пьянству - бой, то остаются только бессмысленные попытки зачистить город, в котором преступники, кажется, никогда не закончатся. Такой уж тут атмосфера. Слегка нюарная и очень располагающая к непотребствам, а жаль. - Ты просто вау. А ты не можешь случаем проверить, что там в ящиках? У тебя с перемещениями как-то попроще. Ну или меня подбрось.

Харпер не сомневается, что его услышали, но всё же оборачивается, отыскивая глазами парящую фигуру и с трудом различая выражение лица, на пару секунд, улыбается возмутительно широко и искренне, совершенно неуместно, учитывая, что по его укрытию стреляют и явно пытаются зайти со спины, хотя это они, конечно зря. И снова подмигивает, а затем переключается на тех, кто нравился ему в разы меньше. Забраться на своё укрытие идея из ряда вон, но для него сойдёт. Одному слишком ретивому вмазать ногой, второму отправить привет в виде стрелы, третьего подстрелить, случайно подобрав чужое оружие. Всё-таки ближний бой - это не его. Это всё к Джейсону. Ему гораздо приятнее изобретать сомнительные ловушки и ломать чужие крутейшие системы безопасности одной злосчастной стрелой с импульсом. Он на самом деле не то, чтобы боец, может потому его так часто и били. Он всё больше защитник. Не мира, конечно же, но друзей. И боролся он всё чаще за них и самую капельку за себя. А вот такие стычки, конечно, дело чести, но реального удовлетворения не приносят. Всё, что заставляет продолжать бессмысленный так себе шедевральный бой - это малейший шанс найти наркотики, но что-то подсказывает Рою, что всё это зря. И лучше бы просто всё тут подорвать. Интересный, конечно, план, но ему всё как-то не решиться - как ни крути за себя не страшно, а вот за парня, которого не берут пули почему-то очень даже. Странно, конечно, но что поделать.
Харпер сцепил зубы покрепче и снова натянул тетиву, отпихивая тут же очередного красавчика с местного бара, в котором может быть даже бывал исключительно в роли наблюдателя, конечно. А затем полез выше. Сверху как-то пейзажи симпатичнее.

- Да сколько вас тут! У вас был съезд анонимных плохишей? Эй, ты, положи пушку, она тебе не к лицу,- шутки как способ борьбы со стрессом. Просьбы аплодисментов, как лекарство от плохого настроения, но ещё рано. Костюм стоит сделать более ударопрочным, да и собой заняться. Силы в нём, конечно, не мало, но надо стать лучше, иначе Готэм его просто-напросто размажет по асфальту и даже не заметит. Этот город не прощал слабости, значит, Рой будет сильным.
Продолжая этот бессмысленный цирк на территории врага, Харпер на самом деле размышлял о том, что ему всё не имётся. Вот ему двадцать пять и он уже вполне может считать себя ветераном лиги героев на минималках. Ну не ветераном, так пенсионером уж точно. Да и куда ему? Вон в небе парнишка-подросток, а всё равно полезнее, быстрее и сильнее. С другой стороны, а что делать, если не навязывать миру свои услуги? Вышивать крестиком? Или стать унылым программистом? Такие себе перспективы. Уж лучше, конечно, сгореть на работе. Тут хотя бы не скучно.

- Джон?

Рой не считает, что парнишке тут могут в самом деле навредить, а всё равно как-то неспокойно. Лучше бы он был где-то совсем рядом, в зоне видимости хотя бы. Не как щит, а как подопечный, смешно, правда? Кто тут из них ещё больше нуждался в защите, верно? По крайней мере Харпер уже пожил и плакать по нему будет так мало людей, что и не жалко вовсе. То ли дело совсем дети. То ли дело те, кому выбора от рождения не дали. За них как-то и сердце болит и кошки на душе скребут. И единственное, что успокаивает, вот такие вот глупости всегда отвлекают. Всех и каждого. Даже тех, кому не страшны ни пули, ни может быть взрывы. А значит новый потенциальный шрам и пара гематом на месте едва заживших получены не зря. Рой, конечно, не психотерапевт, но кое-что понимал в решение личностных кризисов.

Отредактировано Roy Harper (2019-01-15 22:26:26)

+2

11

Джон, кажется, не единственный, кто любит помогать. В дымовой завесе Кент видит без особых проблем - просто переходит на тепловое зрение, банально контролируя себя. Контролируя ровно столько, чтобы не навредить слишком сильно окружающим - да, он устраивает мордобой, но очень не хочет людей убивать. Даже если у них нет семей и толковой жизни - может, они после избиения школьником решат, что надо завязывать. Наверняка у этих ребят нет страховки и надбавки за вредность. А работа у них для здоровья чертовски вредная. Вокруг паника и шум, Джон просто смотрит на пятна тепла и периодически извиняется. В итоге устает извиняться, правда - и делает то, за что ему наверняка надают по шапке. Отрывает у здоровенного контейнера крышу - и накрывает этим железным саркофагом товарищей в дыму. Даже честно делает парочку дырок сверху - чтобы могли подышать. Так их и полиция загребет, и никто не умрет. Это же неплохо, наверное - и наверняка по шапке все еще надают, но не слишком болезненно.

А потом Рой зовет. Легко так, забавно. И Джонатан замирает и приподнимает брови - уши у него начинают гореть самую чуточку сильнее. В смысле, обычно его родители хвалили. Отец больше, мама меньше - во многом потому что он часто косячил. То тут полетает, то там еще как-то способностями - словом, всякий раз, когда Джон напоминал матери, что он не человек, она очень боялась, что ее ребенок свяжет себя именно с этой частью жизни, что будет так, как бывает у каждого супергероя - бесконечная череда потерь, насилия и разочарований, растрата себя на всех окружающих. Себе же не останется ничего. Джон улыбается - и любит проводить время с отцом. Джон любит защищать людей и помогать. Джон вообще много чего любит, он любит воду с вареньем, любит горячие тосты и глазунью. Джон простой - и любит простые вещи. Помогать людям, впрочем, несколько сложнее. Но Рой кажется хорошим человеком. И ведь жители Готэма не виноваты в том, что их город... ну, такой. Они все уже смирились, сжились с этим - поэтому о помощи не просят. Но Джон помогает. Если не им, то Рою - определенно хорошему человеку, который всего пару месяцев здесь находится. Джон меньше - и пока старается найти вещи, которые любит. Чтобы жить и радоваться было проще. А его тут хвалят! И не родители, а какой-то другой хороший человек. Это не дежурная похвала от учителя, это просто кто-то, кого Кент  знает-то меньше часа, а все равно приятно. Приятно, когда кто-то просто поражается твоим способностям. О которых ты, конечно, не просил, но в такие моменты очень рад, что они у тебя есть. Просто потому что приятно, когда на тебя смотрят и когда хвалят. Джон только коротко кивает, мол, да, может, конечно. Просто потому что видит, что к нему повернулись - и точно увидят. Джон видит чужую улыбку - и она прямо вселяет какое-то аномальное чувство уверенности. Есть такие люди, на улыбку которых невозможно не ответить. Рой - он из таких, безусловно. Улыбка у него до боли живая - и Джон улыбается в ответ. Посреди сраного огня и пальбы - парит и улыбается. В Готэме.

Лететь ему легко и просто - раскидать ребят около ящиков, открыть, поглядеть. Джон трет затылок и осматривает содержимое - он не очень хороший химик и не знает, что могут перевозить преступники. Пахнет чем-то химическим - Кент готов звонить папе и спрашивать, есть ли у него знакомые химики, которые по фотографии определят вещество. Ну, или предскажут судьбу по геолокации. Приворожат по селфи. Снимут порчу с аккаунта в инстаграмме. Но, наверное, можно рассчитывать на все, кроме первого. Джон просто присматривается и анализирует - Крипто рычит, значит, штука точно опасная. Пахнет чем-то плохим - Джон чихает, значит, точно ядовитая. Значит, Рою лучше не нести. Просто потому что Джон заботится и беспокоится. Он хмурит брови и устало трет лоб - осталось понять, что это, взрывчатка или яд. Местные бандюганы могли хотеть как первого, так и второго. На очередной вызов Супербой - едва ли супер, но коль назвался груздем, так сам знаешь, что нужно делать - реагирует оперативно, как будто всегда откликается на имя так просто, когда вокруг черт пойми что, перед мордой черт пойми что - и разбирайся с этим, мальчик, черт пойми как. Подлетает легко, быстро - у него, конечно, есть короткий отчет, но Джонатан как-то не особо летающая химическая лаборатория, он скорее парящая неприятность.

- Это порошок. Белые кристаллы. Пахнет токсинами, своего собственного запаха не имеет, на вкус я не пробовал, прости, тащить в рот всякую дрянь я могу, но не рискую, - Джон неловко посмеивается и тихо закрывает собой. Он ведь укрытие, в котором совершенно не нуждается сам - он сам прикрытие, он сам может им быть, он им является, ему не сложно, пули барабанят разве что до крошечных синяков, которые быстро бледнеют от регенерации и о себе больше никак не напоминают. Потом Джон видит чужое предплечье задетое. Стрелкам, наверное, очень нужны руки, да? Надо помочь, наверное, да? Кент только вспоминает все уроки деда, касается чужого плеча и концентрирует внимание. Возможно, он и правда никудышный сын, но он умел выделывать некоторые фокусы. Дед считал, что все способности, криптонские или же нет, можно контролировать - нужно только концентрироваться. Джон, конечно, не Иисус, мертвых людей не поднимает, но животных - вполне себе. Рой, конечно, не животное - но и не мертвец. Рой умеет о себе позаботиться, но ранен. Меньшее, что может сделать Джонатан - залечить ранение, без всякого эпического свечения ладони и ангельского хора за спиной, просто касается, замирает, разве что не останавливая биение сердца - и концентрируется. Контролирует себя. Затягивает чужую рану - и даже немного радуется. Приятно, когда хорошим людям не больно, правда ведь? Джон только внимательно смотрит и слабо улыбается с легким и практически жизнерадостным "что теперь?"

Отредактировано Jon Kent (2019-01-19 08:37:05)

+2

12

Глядя на чужую силу, Рой не испытывал ни зависти, ни страха. Видели, плавали, знаем. Там, где одни брали своим могуществом, Рой побеждал исключительно благодаря своему упрямству, уму и умению сыграть ва-банк, если есть на то причины. Или проигрывал. Разве это так важно, что было когда-то? Прошлое - вещь очень спорная, полная призраков и скелетов во тьме. Прошлое - это то, о чём в их лиги героев понарошку и всамделишных спасителей человечества, не принято спрашивать. Тут либо исповедь, либо довольствуйся сводками из базы правительства и талантами своих информаторов. Всё очень просто. Вот что по настоящему сложно - это здесь и сейчас. Сложно продолжать изображать очень полезного парня, когда хочется уйти и забрать с собой Джона просто потому что не место ему здесь. Рой не знал, правда не знал, где бы парень, способный играюче свернуть железный лист и создать из него симпатичный саркофаг, в самом деле бы пригодился больше кроме как на передовой борьбы условного добра с не менее условным злом, но отказывался верить, что всё заранее предопределенно и по-другому не получится. Дети должны максимум переводить старушек через дорогу, а не бросаться на амбразуры и закрывать собой мирных и не очень. Подростки должны учиться в школе, пробовать жизнь на вкус и набивать собственные шишки, а не выносить людей из пожаров и уж точно не должны познать чувство потери с привкусом, что они были недостаточно хороши и не спасли, так рано. И Харпер отдавал себе отчёт в том, что все эти его, к счастью, молчаливые рассуждения с неизменной улыбкой, всё ещё кажущейся чем-то чужеродным на территории Готэма, что-то вроде результат детской травмы не иначе. Просто все эти дети-герои всё ещё вызывали исключительно чувство тоски и желание напиться. Для тоски нет времени, а пить просто противопоказано. Вот и приходилось продолжать воевать, понимая, что Джоннибой бы справился здесь и один, особо не напрягаясь, мотая головой, как вымокший под дождём пёс, мысленно утешая себя тем, что у каждого супергероя есть своя суперслабость и стоит кому-то её нащупать, как им на помощь приходят как раз таки вечно слабые, битые и толком не жизнеспособные ребятки вроде него. Особенно такие как он. Которым нечего терять и даже костюм вовсе не защищает полноценно. Потому что терять в самом деле нечего и боль, как и смерть, не пугает. Так просто интереснее, и у догонялок с госпожой смертью появляется свой особенный шарм. Может быть и Джону он как-нибудь поможет. Когда-нибудь. Если их дороги вновь пересекутся, например. Но это всё потом.
А пока они и так заняты, верно?

Отзывчивость с которой Джон откликается и делает то, что просят, смущает не меньше, чем чуть ранее ожидание, что у него есть план. Это слишком странно. Непривычно что ли. Он уже отвык от работы в команде с людьми, которые не ощущаются как продолжение собственного тела. Рой банально отвык оглядываться, выискивая глазами, давать команды и не знать, что сделает его напарник в той или иной ситуации. Работа с Джеем расхолаживала в хорошем смысле этого слова, если оно вообще у него было, а ведь они знакомы всего-то год, но ощущение, как будто всю жизнь. С Джоном было не так, но всё равно удивительно легко - никаких тебе притирок и ругани кто лучше знает, что делать - в их случае оба смутно представляли как лучше и всех всё устраивало. Просто немного неловко. И очень странно. Странно, что такая мощь под его условным контролем и дико наблюдать за тем, как порой бессмысленно стрелять в живое существо, защищенное разве что худи. И всё ещё немного страшно. Вдруг это временный эффект? Он же всего понемногу, верно?
Рой снова мотнул головой, прогоняя не прошенные мысли и заставил себя полноценно переключиться на остатки так себе дружелюбных ребят, не попавших в плен из стали, перестав отвлекаться, снова утопая в адреналине и радости от хорошей драки. В принципе условных врагов осталось не так много, но вдалеке, кажется, слышался вой сирен - это всегда не к добру. Почему-то никто и никогда не верил, что Рой Харпер - отличный парень, воюющий преимущественно на стороне добра, ну или на стороне Джея, но это детали. Подумаешь в чёрном списке половины стран, где успевал повеселиться и пару раз приговорен к смерти, с кем не бывает, верно? Но воевать ещё и против копов Рой настроен не был, так что стоило поторапливаться. Благо с Джоном всё стало в разы проще.

- Белый порошок и пахнет токсинами? - Рой усиленно соображает, стараясь не замечать, что его как ни в чём не бывало прикрыли собой. Его это, в общем-то не задевало, но как минимум напрягало. Быть живым щитом - это не очень-то нормально, честное слово. Все должны старательно избегать любого урона, который мир может им нанести. Даже Рой порой не забывал о такой простой истине, но Джоннибой, в лицо которому Харпер смотрел беззастенчиво и с некоторым подозрением, что его дурят, потому что так не бывает - единственный кому приходило в голову его прикрывать в ближайшем радиусе сейчас точно был не здесь - не выглядел сильно страдающим из-за пуль, совершенно точно прилетающих ему в спину. Странный парень. Слишком.. просто слишком. Рой постучал вытащенной стрелой по высоком ботинку и всё же решил сделать выводы, которые возможно неверные, но что поделать. Получше детективов рядом не нашлось. - Не то, слишком явно для неуловимого зверя и в целом по описанию не то. Предлагаю взорвать всё к чёртовой матери и смываться - у меня есть некоторые проблемы с законом, только тсс, никому не говори, так что я не люблю ребят в форме. А они меня. У нас взаимно.

Рой хотел было в лучших традициях клоунады приложить палец к губам и заговорщески подмигнуть, надеясь, что это всё ещё не нервный тик, а просто любовь к гримасам, но замер с едва поднятой рукой, с удивлением уставившись на чужую ладонь на своём ноющем, что уж там, предплечье. Рука была тёплая и на удивление тяжёлая, а первая мысль, что стоит её сбросить во избежание неприятностей, от осознания как бережно к нему прикоснулись, капитулировала и всё осталось как есть. Не хватало только чудесного исцеления. Он что.. святой? Рой осоловело моргнул раз. Два. Перевёл взгляд на уже достаточно изученное лицо, чтобы узнать его в толпе, и снова заулыбался, но в этот раз неуверенно. Он в самом деле не понимал зачем парнишка решил его излечить. Впрочем, тот тоже навряд ли понимал с чего бы сам Харпер вдруг решил поиграть в спасителя душ и опекуна случайно встреченных метаподростков. Пути господни неисповедимы и всё такое.

- Знаешь, в бога я не верю, но сейчас, кажется, уже готов. Спасибо, парень, ты реально "вау",- Рой благодарно накрыл исцелившую его ладонь своей, некрепко сжал и, замешкавшись, убрал с абсолютно целого - Харпер и так видел и чувствовал, что это  именно так, поэтому не стал не веряще тыкать в себя пальцами - предплечья, отпустив чужую руку позже, чем того требовал этикет, правил которого он, конечно же, не знал. Чудеса да и только. Но им правда пора. Ему по крайней мере точно, а Джону... ну, ему, наверное, пора домой. То, что он не из Готэма было слишком очевидно, как и то, что сам Харпер не отсюда. Готэм чересчур явно метит своих детей, оставляя на них метки, шрамы и незаживающие душевные раны. А вот они оба не местные - со своей болью, но не той, что несёт этот безжалостный город. Неместные, а всё-таки здесь, да ещё и умудрились как-то встретиться. В самом деле Готэм сближает людей.

- Отойди-ка, я видел, конечно, что у тебя крутые лазеры из глаз, но я хочу наверняка и максимально безопасно. Ну как безопасно, лучше бы ты уже двигал отсюда, я догоню,- глупо, наверное, просить отойти на безопасное расстояние парня, которому пули ни по чём, но Рой и здравый смысл слишком давно в разводе, чтобы требовать от него многого. Харпер уверен, что в контейнерах легко воспламеняющееся вещество и совсем не верит в местное неподкупное управление. Этот город весь скроен из коррупции и теневого бизнеса о чём речь? Так что лучше разобраться с этим и по-быстрому. Именно поэтому, не оглядываясь, чтобы не расстраиваться, видимо, что никто его не послушал, Рой выпрыгнул из-за своего живого щита, отправил заранее подготовленную стрелу в одного из отвратительно живучих плохишей, всё ещё жаждущего защитить честь своей группировки, и вскочил на следующий ящик повыше, уперевшись в него коленом, чтобы удобнее было прицеливаться. Рой любил взрывы и нестандартные решения проблем. Доки - место нужное, конечно, и нормальному бизнесу, но что поделать, придётся местным бизнесменам немного пострадать, в конце концов большая часть контейнеров всё ещё на корабле, так что всё нормально будет. Должно быть. Ну, а если что, то он не Бэтмен и не Супермен, чтобы всем делать хорошо. Он Арсенал. И этим, пожалуй всё сказано.
Стрела с однозначно характеризующим её красным оперением была отправлена прямиком в сторону контейнеров, затерявшись где-то между ними. У них в целом было секунд десять до того, как случится большой бадабум - таймер на стреле с детонатором был прекрасной идеей как ни крути.

- Ходу!

Харпер спрыгнул с ящиков в лучших традициях акробатов-самоубийц и оглянулся, выискивая Джона. Он очень надеялся, что тот уже где-нибудь на крыше, где они встретились, толком не задумываясь, что ему ещё предстояло туда подняться.

+2

13

Рой - замечательный лидер. Он надежный, такой уверенный, прямо вау. Джон без особого понятия о том, что творится с супергероями до того момента, когда они могут войти в Лигу Справедливости. Наверное, ребята вроде Роя возглавляют какую-нибудь крутую группировку борцов за справедливость. Они бегают по крышам, устраивают перестрелки, у них есть крутые фразочки - и они все наносят добро и справедливость. Наверное, это круто. Наверняка они все как одна большая семья, у них там совместные ночевки, они смотрят кино, жуют попкорн и радуются жизни. И совсем не переживают. И абсолютно счастливы. И не переживают. И есть друг у друга. Наверное, это очень круто - иметь свою команду. Джон правда рад, если все так и было. Тогда Рой провел хорошо время - и у него осталось много друзей. У Кента их вот было немного.

- Я был рад помочь. Это мелочь, - Джону как-то совсем просто улыбаться, ему как-то легко и расслабленно. Наверное, потому что он полезен, важен и нужен. Ему очень важно, что кому-то он помог. Джонатана безумно смущает эта вся вера в бога - обычно так смотрели на папу. Как на икону, как на спасителя, как на мессию. Джон не такой. Джон - он просто Джон. Он просто немного помогает и просто немного старается сделать все, чтобы облегчить другим жизнь. Так, как может, как умеет - у него проблемы с социализацией, ведь на протяжении четырех лет его живым собеседником был дед - и иногда отец по коммуникатору. Он не знает, правильно ли поступает - поэтому Джон просто действует по наитию. Так, как его воспитывали и учили. Папа взращивал в Джонатане эти идеалы, приняв их от своего Джонатана. Круговорот мудрости, видимо. Джону бы не мудрость, Джону бы помочь успеть. Все остальное он не боится упустить, чего не скажешь про помощь людям. Он не бог и не святой. Куда уж там. Иногда он врет учителям - и иногда до самой ночи играет в приставку. Куда уж тут канонизация. Супербой не чувствует в себе возможности вести, он не готов к лидерству ни морально, ни физически. Это просто не для него. Не по Сеньке шапка.

Джон ориентируется не сказать, что быстро - реакция у него мгновенная. Он просто видит краем глаза взрыв - накатывающий слишком живо, слишком агрессивно, слишком напористо, чувствует кожей жар - и просто рефлекторно бросается в чужую сторону. Скорости ему хватает - он же чертов сын Супермена, он умеет быть быстрым тогда, когда это требуется. Хотя однажды не успел - потому что попросту не сорвался. Теперь Джон попросту боится опоздать. Не среагировать. С мамой так и было - он просто пропустил все предчувствия и знаки мимо глаз, ушей и пальцев, ничего не сделал и никак не помог. У ее тела в Крепости Джон поклялся, что больше он так страшно не ошибется. Рой был к нему добр и казался славным человеком, которого немного потрепала жизнь, которому просто иногда нужно протянуть руку. Джон протягивает - обе и сразу, рывком утягивает вверх. Джон не ставит под сомнение чужие способности, но не хочет допустить, чтобы с Роем случилось что-то плохое. Как там говорят в геройских боевиках? "Не в мою смену", да? Джон просто подхватывает под руки и утягивает - спасает так, как может. Не сомневается в чужих способностях ни на миг, Рой крутой, стреляет из лука всякими стрелами и бьет морды, это же потрясающе! Джон вот знает только криптонский рукопашный. Его используют против преимущественно криптонцев. Очень неактуальные знания, если учесть нынешний статус Криптона и криптонцев. Впрочем, при борьбе с ребятами с суперспособностями это тоже работает. А избивать людей - это немного сложно. Джону сложно причинять людям боль, он хочет предупредить и уберечь столько, сколько это возможно - потому что люди хрупкие. Мама была хрупкой. Маму он не спас. Надо спасти все то, что еще можно спасти. Идти бы, пока можно идти - но это уже невозможно, наверное. Джон хорошо ест, хорошо учится и радует отца - чтобы тот меньше грустил. Он улыбается и поддерживает - чтобы спасать других. Отец говорит, что вины Джонатана в этом нет, благородно берет вину на себя - но Джон не хочет причинять отцу еще больше боли. Никому не хочет боли. Поэтому поднимает и утягивает.

Взрывная волна бьет в спину резко и грузно - Джона подхватывает. Спину жжет, а Джона пришлепывает о стену - он только успевает сгруппироваться достаточно, чтобы защитить от удара Роя. Ему больно - спина не горит, но неприятно саднит. Толстовке пришла тотальная задница - декабрьский ветерок обдувает покрасневшую кожу с мелкими капельками крови. Это просто солнца не хватает, вот юный Супербой и ранен - слабо морщится и тихо кряхтит, приподнимаясь на локте. Спина постепенно затягивается, но от прохладного ветра все равно как-то неприятно. Джон переворачивается на живот и лежит на крыше вниз лицом с распростертыми руками - этакая звезда. С постепенно заживающей спиной и попыткой перевести дыхание - смотрит одним глазом, потому что упирается лбом в крышу, смотрит легко, радостно, почти не печально.

- Ты в норме, Рой? - Кент улыбается и говорит в нос, потому что зажат все той же несчастной крышей, пахнет дымом и гарью и очень хочет погреться на солнце, но сейчас ему важна чужая безопасность.

+2

14

В принципе Рой догадывался, что его план навряд ли тянет на гениальность, но с другой стороны то, что у него вообще был план - уже успех. Примерно поэтому он и не лидер какой-нибудь группы, ну и по многим другим, конечно же, тоже. Хотя бы в силу собственного опыта. Но, если честно, он рассчитывал немного на другое развитие событий. Например, он планировал успеть подняться повыше и укрыться. И совсем не предполагал, что в какой-то момент его просто вздёрнут вверх, как игрушку, и утащат в относительно безопасное место, закрыв собой. И это вместо того, чтобы переждать самое веселье и позаботиться о нём потом, оставшись при этом невредимым. Серьёзно. С Джоном что-то не так. Именно об этом Харпер и думал, отталкиваясь руками от не самой дружелюбной крыши, неловко садясь, самую малость ошалело потряхивая головой в безуспешной попытке избавиться от звона. По-хорошему благодаря героизму парня, близкому к идиотизму, ему практически не досталось. Его просто спрятали, укрыли, чёрт, да как это вообще работает? Произошедшее по сути заняло каких-то там секунд тридцать и разложить все события по полочкам было не так уж и сложно, но Харпер отчаянно тормозил во всех смыслах. Пока всё на что его хватило - это убедиться, что корабль, как ему и положено, полыхал и уже без лишних спецэффектов пошёл креном - прекрасно, конечно. Да и очевидный результат их подрывной деятельности, выраженный в том, что всем окружающим уже вовсе было не до рыжего козла с луком и супермена на минималках от него не укрылся. И это тоже было очень хорошо. Но вот то, что всё как обычно завертелось и закончилось дерьмовенько - плохо.
Рой, проморгавшись и навскидку определив, что в самом деле не пострадал - всякие мелкие царапины и может быть ушибы не в счёт, перевёл взгляд на обратившегося к нему Джона. Увиденное ему не понравилось. Как-то не так он планировал отвлечь его от проблем, вообще не так, если честно. Рыжий ощутимо скрипнул зубами. Хренов герой! Ни черта он не господь бог. Рой закрыл глаза, молча кивнул в ответ на вопрос, запоздало сообразил, что, наверное, его должно быть плохо видно Джоннибою, изображающему из себя морскую звезду, и подал голос, с трудом убедив себя, что от получасовой лекции, что он того не стоит, легче никому не станет.

- Я то, благодаря тебе - да. А вот ты нет. Какого хрена, Джоннибой? - Харпер без привычной лёгкости перегруппировался, не слишком-то эффектно меняя своё положение в пространстве, и присел на корточки возле героя дня, без лишней драмы разглядывая его спину. Регенерация у пацана, конечно, на высоте, но навряд ли он не чувствует боли. И это прискорбно. В самом деле Рой Харпер не стоил чужих страданий от слова совсем. По-хорошему ему просто нужно было включить голову сильно раньше и не пытаться играть в хорошего парня, который может хоть кому-то помочь. Себе бы сперва помог, честное слово. Нет, у него, правда были некоторые успехи в подобной деятельности, но... ну не так же. Это должно было быть просто весёлое времяпрепровождение, если можно так, в принципе сказать о банальном мордобое во имя хрен пойми чего, и всё должно было пройти без каких-либо жертв с их стороны. Чёрт. Рой с едва заметной грустью проследил за капелькой крови, сползшей по чужой покрасневшей коже и покачал головой. - План был не такой. Ты, конечно, дьявольски крут, но в следующий раз спасай, пожалуйста, себя. Поверь мне, ты ценнее для этого мира.

Это, конечно, вечная диллема кого спасать в первую очередь, но Рой придерживался мысли, что уж точно не его. Вероятно, с ним был не согласен Джей, но он его и не спрашивал никогда. Просто делал то, что считал нужным. Наверное, Джон сделал ровно тоже самое, но Харпер к подобному со стороны малознакомых героев и их последователей как-то не привык. Он обычно тот самый незваный гость на вечеринке, которого хорошо если выпроводят с недовольной миной, а то ведь могут и врезать за всё хорошее. И как-то попытка Джона в самопожертвование вызывала слишком много вопросов, ответов на которые у Роя не было. И что только в голове у парня? Ему бы вступить в команду таких же весёлых ребят его возраста и играть в песочнице. Ну или вообще попытаться обойтись без этого всего. Но Рой ему не отец, даже не друг, чтобы пытаться образумить. На самом деле он ему благодарен, просто не знает, как бы это выразить, не сорвавшись в обвинения, что тот должен был думать о себе. Хотя бы потому, что Харперу уж он точно ничего не должен. Он как-то не заслужил.

- Больно? У меня, кажется, где-то был слабенький анестетик, надо? - Рою дико от мысли, что кому-то больно из-за него. И неловко. И, кажется, где-то внутри заворочалась совесть. Неприятно, но терпимо. Зато жив, конечно, правда в этом всё ещё не так уж и много смысла. Рой шумно вздохнул и вопреки заветам, что не стоит слишком часто трогать малознакомых людей, снова испортил прическу Джона, кривенько улыбаясь. Парень в самом деле молоток. Из него определённо выйдет толк на поприще геройства, но какой ценой? Рой бы не хотел этого знать, потому что малодушный придурок. - Спасибо, что прикрыл. Без тебя я бы слегка поджарился. И часто ты вытаскиваешь не очень умных старпёров из огня? Или это пока только хобби?

Рой, определив, что сидеть на корточках не очень-то удобно, снова полноценно уселся, не желая возвышаться над своим спасителем слишком откровенно. Разговоры по душам и не очень на крышах Готэма - дурной тон, но у этой кинокартины и бюджет смешной, так что нечего придираться. Отложив в сторону лук, Харпер проследил взглядом за Крипто, взволнованно топчащегося возле хозяина и не смог скрыть улыбку. И правда хороший мальчик, не то что некоторые. Заживающая спина Джона вызывала некоторые вопросы, но задавать их было бы неуместно даже для Роя, поэтому он их и не задал. Интересно, конечно, но иногда стоит помолчать - услышь что-то подобное от него Тодд, умер  бы от смеха. Наверное.

Отредактировано Roy Harper (2019-01-20 20:20:00)

+2

15

Джон считает, что сделал все правильно. В смысле, он спас жизнь замечательному человеку. Мама всегда говорила, что нельзя сделать омлет, если не разбить яйца. Джон сегодня сломал планы нехорошим людям - и их планы навредить Рою в том числе. Джон улыбается и радуется - он все правильно сделал, серьезно. Иногда жизнь бывает сложной штукой, иногда бывают сложные дни, иногда получаешь по ушам, иногда за контрольную четверка - всякое бывает. Надо просто смириться и жить дальше, правильно? Если не можешь изменить что-то - адаптируйся. Джон просто считал, что поступил правильно, что все верно - надо спасать хороших людей. Рой хороший. Он протянул ему руку помощи тогда, когда Джонатан ее не ждал. Он терпеливо направлял и был вообще славным человеком. В мире остается всем меньше славных людей, например, умер Супермен. Неплохо же совсем, если есть возможность помочь кому-то пережить все - Рой, конечно, без проблем бы пережил все сам, но так он не ранен, цел и счастлив. Ну, или почти счастлив - Джон ведь и правда не божество и не святой. Он просто старается помочь, но ничего сверхъестественного и паранормального из себя не строит, не представитель неведомой фауны и не спаситель, на которого люди смотрят со смесью восторга, радости и ожидания бесплатного и незаслуженного, но счастья. Джон не умеет дарить счастье. Джон умеет подставлять спину под пули и взрывы, чтобы выиграть для кого-то время на пожить. Крыша холодит его лоб и раскинутые ладони, ветер вылизывает спину. Джон думает о том, что возвращаться к отцу с порванной толстовкой - такая себе затея. От ранения и следа не останется к тому моменту, но вот одежда регенерировать не умеет. Печально. И как вообще нужно преподносить такую информацию любящему и заботливому отцу? В Готэме все нормально, но я влез во взрыв, чтобы вытащить человека, которому рассказал свое имя - давай попьем чаю, ага?

- Никого нельзя бросать, это нечестно, - Джон гнусяво смеется и улыбается расслабленно , прикрывает глаза спокойно и не встает. Ему хорошо и спокойно. Он чувствует себя в безопасности. Никому и ничто не угрожает. Все хорошо. Впервые за последнее время это не попытки самоубеждения, а вполне себе реальные ощущения - от них и сердцебиение стабилизируется, и хочется улыбаться. Джону очень легко и очень свободно, он чувствует себя живым. Свободным от оков. Как Питер Пэн, который вернулся в Невереленд к мальчишкам, летает на силе своих мечтаний и абсолютно и совершенно не грустит. Он, конечно, уже чувствует нарывающую на грани сознательного и бессознательного тоску по маме, по всему тому, что осталось там, на земле, в четырех фантомных годах позади. Но это накатит потом - жестокой волной ударит по берегу самообладания и обрушится на мыс надежды. В Америке есть места с очень говорящими названиями. У многих супергероев очень говорящие имена. Ни Америка, ни супергерои не говорят о своих проблемах. Так и живем.

Роя нужно было прикрыть. Если не Джон, то кто? Люди хрупкие, людей просто убить. Мама умерла очень просто. В Крепости она была очень спокойной и умиротворенной. У Роя безумно красивая улыбка - и он достоин жить. Ему рано быть умиротворенным и спокойным. Рано лежать и быть оплакиваемым. Ему нужно улыбаться и жить. Именно поэтому Джонатану спокойно и хорошо - он ведь не ошибся, все правильно сделал. Рой будет улыбаться. Своим друзьям - и друзьям будет хорошо и уютно, потому что так всегда бывает у друзей, да? Ну, наверное. Джон как бы не очень разбирался в таких вещах, но что-то подсказывало, что да. Так что будем считать, что это просто проблема в товарище Кенте. Это просто он не очень хороший герой и не очень умеет работать по плану. Чужая рука в собственных волосах приятно греет и успокаивает еще больше - да, точно все правильно сделал. Рой заботливый и хороший человек. Поэтому он просто так радуется и просто так отдыхает. Думает, что стоит подумать о проблемах позже. Спина затягивается, регенерация работает как нужно. Все хорошо.

- Терпимо. Я как-то трактор на ногу уронил, было больнее. А спина сама заживет вот прямо скоро. Толстовку жалко, клевая была, - синяя и теплая, замечательная, с седым стариканом, волосы которого похожи на звезду, а со рта капают остатки алкоголя, Джон находит этот мультфильм потрясающим, а старичка веселым и крутым, но вещи вторичны, их можно купить, а человеческая жизнь бесценна, боль слишком тусклая и скорее просто немного раздражает, поэтому Джон все еще улыбается и ему все еще хорошо, просто замечательно, - считай, что это был мой первый раз.

Потому что Джонатан в принципе впервые уходил от взрыва с кем-то на руках, впервые делал что-то такое круто и это были его первые до такой степени взрослые приключения - короче, все было ну совсем круто. Поэтому он абсолютно и совершенно доволен собой - даже если мистер Бэтмен после будет очень недоволен тем, что у него в доках был полнейший беспорядок, который в его планы не вписывался. И что папа будет волноваться - Джон же в порядке, такие пустяки его точно не убьют, папа это знает, папа вообще все знает. Джону спокойно и хорошо - потому что с Роем все хорошо. Вот бы в школе решение уравнений приносило бы такое же удовольствие.

+1

16

Рой тихо хмыкнул и едва заметно качнул головой, опуская взгляд. Правильно, конечно, парень говорит, он тоже так думал. А потом случилась жизнь. И всякое дерьмо. И как-то вера в светлое и доброе поубавилась. Не всегда можно спасти всех и каждого, иногда приходится делать выбор. Иногда приходится решать кому жить, а кому умереть и это всегда паскудно. И призраки тех, кого решено было оставить по жизни идут следом, лишая сна. Рой был бы рад кивнуть в ответ Джону и сказать, что он далеко пойдёт, сказать, что он прав, но язык не поворачивался так откровенно врать. Со временем сам поймёт, что всех не спасти - люди сами себя убивают, а иногда убивают других и не всегда они плохие. Просто так получается. Уж Харпер то знал. И за эти знания тоже было неловко. И стыдно смотреть в чужие до одури ясные глаза. Иногда Рой жалел, что не был хорошим человеком. Но всё чаще понимал, что и тогда всё было  бы не так уж радужно. Хотя, наверное, когда ты можешь исцелять людей, летать и не боишься пуль быть хорошим парнем, ну, проще что ли. У Супермена же получалось. Правда куда его это привело? Ответ всем, к сожалению, известен и не сказать, что прогнозы сильно оптимистичные, а жаль.
Рою бы не хотелось, чтобы Джон повторил судьбу своего, кажется, родственника. Но не он здесь заправляет балом.
Всё, что он мог - поддержать и быть благодарным, что пережил ещё один день, да ещё и целёхонек остался. И в принципе, если не повстречает Бэтмена, который может быть недоволен событиями в доках, таким и останется.

- Трактор - это мощно, конечно,- Рой уважительно покивал, пытаясь не засмеяться, но провалил эту невыполнимую миссию, ну и чёрт с ней. Парень, конечно, забавный. И какой-то до ужаса простой. И открытый что ли. Харпер был, пожалуй, приятно удивлён такой готовности быть искренним с миром и людьми - он так-то тоже старался, но не мог перекроить своё прошлое и не спешил им делиться с окружающими. И так все кому не лень знали слишком много, пусть и из сухих сводок, занесённых в личное дело. Джону, наверное, в этом плане проще. Он младше и жизнь к нему, видимо, была чуть добрее. Ну и славно. Он заслуживает. - Ого! Прости, что твой первый раз получился таким суматошным. Ты бы предупредил заранее - я бы постарался сделать всё по правилам.

По правилам, которых нет. Но какая разница, что он болтает? Может быть Джон никогда и не узнает, что Рой импровизировал. Что на самом деле все импровизируют. И на самом деле нет никакой инструкции, которая стопроцентно убережёт. Ну разве что пункт "оставайтесь дома", да и то всегда есть маленький шанс, что и там произойдёт что-нибудь из ряда вон. Жизнь вообще непредсказуемая штука. Рой привычным жестом стянул свою полумаску с лица и задумчиво нахмурился, размышляя как можно помочь Джону в его не простой ситуации. Решение на самом деле было, не то чтобы гениальное, но навряд ли парень удивится, что его новый знакомый предлагает какую-то дичь. Навряд ли он в принципе догадывается, что Рой в своём роде гений просто самую малость альтернативно одаренный и дружащий только с железками, но никак не со здравым смыслом.

- У меня тут недалеко машина, в ней сумка с вещами. Кажется, там была толстовка. Не чета твоей, конечно, но лучше чем ничего. Был бы рад тебе помочь,- Харперу было смешно от всей ситуации в целом и от самого себя в частности, но план всё же был не так уж плох. Парнишка несильно меньше его, так что вещь будет самую малость овер сайз, но сейчас так модно, так что какие проблемы? Всяко лучше, чем щеголять голой спиной - даже не лицензионные версии Питер Пена, перемещающиеся по воздуху, должны выглядеть прилично.
Рой перевёл оценивающий взгляд на спину Джона, с трудом веря, что она в самом деле может зажить. Но она в самом деле выглядела в разы лучше. Круто, конечно. Рой бы, пожалуй, не отказался от такой регенерации, но увы и ах. Зато от него никто и ничего не ждёт - никакой силы, так что и ответственность минимальная. Сомнительный плюс, но хоть что-то.

- Сам не верю, что это говорю, но, кажется, ты почти в норме. Охренеть как круто. Ну так что? - наёмник оттолкнулся от приятно холодящей поверхности, поднимаясь на ноги, не забыв подхватить лук, чтобы закинуть его за спину - раскидываться оружием не входило в его привычки, и протянул руку Джону, в очередной раз закрывая глаза на его могущество. Всем и каждому нужна рука помощи. Не дружеская, так хоть приятельская. Даже тем, кого так и тянет причислить к какому-нибудь пантеону. - Я уверен, что тебе пора спать. Ты ведь школьник, да? Хотя неважно. Не хочу этого знать. Но мне тоже пора. С тобой, конечно, весело, но лучше бы не попадаться никому на глаза.

Харпер затруднялся ответить за чью репутацию он переживал больше. Наверное, всё же не за свою. Ну, подумаешь, в его и так огромный список занесут ещё и подрыв доков - невелика беда. Но Джону с его полным отсутствием каких-либо мрачных историй за спиной лучше бы не отсвечивать в компании отброса. Ни к чему ему такое. Пусть остаётся непричастным к миру Роя, полному несправедливости и, пожалуй, боли заслуженной и не очень. Чем позже он узнает как это всё работает, тем счастливее будет. В конце концов у него слишком приятная улыбка, чтобы мир её лишился так глупо и так рано.

+1

17

Про смерть местного Супермена Джон знал - отец рассказывал. Воспринять информацию было немного тяжело, потому что для Джонатана всегда был и останется только один Супермен - его отец. Он был и останется крутым, добрым и заботливым почти-человеком. Человечности было в нем побольше, чем, наверное, во всем населении Земли. И поверить в то, что папа может точно так же умереть, было страшно и нереально - да ведь быть этого не может, нет, ну, серьезно. Папа был такой могучий и возвышенный, что попросту не мог пасть. Это у Джона половина человеческого ДНКа, это он как бы несовершенный. Сегодня его вот задело - а папа бы даже не покачнулся от удара. Он успевал уносить со взрывающихся станций людей и всегда потрясающе ободряюще улыбался. Такой большой и такой солнечный, что можно греться и без света желтой звезды, наверное. Было в нем что-то такое, от чего Джон чувствовал себя сильнее и выше, когда просто находился рядом. И смерть - она была чьей-то чужой, чей-то сторонней, Джон соболезновал, но о большем старался не думать. Ведь это бы означало, что он подвергнет сомнению силу отца, а он никогда так не делал. Он всегда верил и надеялся, ждал и улыбался, учился у него проецировать внутренний свет. И не через эквивалентное ядерному взрыву излучение солнечной энергии, как умел это делать в силу своей смешанной генетики, а через поступки и поддержку каждого. Джон, конечно, не волшебник и только учится, но очень надеется, что получается. Что папа будет рядом достаточно, чтобы научить его всему.

- Мы с братом иногда его кидаем. Нормальные люди кидают мяч, а мы вот трактором балуемся. Отец обычно смеется, но говорит, что чинить мы сами будем, - потому что Кларк учил их ответственности, учил аккуратности, учил отвечать за свои действия и поступки, но не ограничивал особо их безопасные развлечения, они просто познавали мир и учились как можно аккуратнее подкидывать и ловить трактор, чтобы не пришлось его чинить, педагогический гений Кларка Кента в воспитании криптонцев просто не знал чертовых границ, - да ладно, было круто. Особенно электрическая стрела, конфетка прямо.

Джон правда не знает, где такие можно достать, а если бы и знал, то не знал бы, что с этой информацией делать. В смысле, отцам вроде не дарят букет стрел разной начинки со словами "они крутые, как и ты, пап, а вот эта вот в центре взрывается!". Стрелять из лука он тоже не сказать, что умел, из рогатки - да, какой фермерский ребенок не умеет ягодами из рогатки стрелять по воронам, чтобы улетели, а вот лук - это что-то совсем новое и крутое. И Рой им так потрясающе легко управляется, прямо какой-нибудь античный бог. Джон не очень шарит в мифологии, но наверняка боги со стрелами и луками были. Надо будет узнать. И стрелы все еще были крутецкие. Наверное, в Готэме все правда не очень хорошо, если такие красивые вещи используются не для развлечения, а для борьбы с преступностью, а люди вроде Роя и мистера Бэтмена марают свои заботливые руки в этом месте. Тем больше уважения, впрочем, к ним за это испытываешь. Люди в Готэме печальные и какие-то сдавшиеся. А дружная стая летучих мышей и античный стрелок этих опустивших руки граждан берегут от страшных опасностей. Вот кто знает, на что бы пошло все то, что взорвалось? Вот не факт, что на благое дело! А они с Роем раз - и спасли много людей! Причастность к чему-то такому важному как-то приятно зреет в груди легким смущением и налетом гордости. Наверняка папа все простит, когда узнает, что его сын сегодня спас людей и победил преступников! Неплохое же начало! Да, все прошло не идеально, но вполне себе круто, Джон и знал, что супергеройство такое круто и захватывающее - с яркими взрывами и радостью от спасения чужой жизни! Круто же!

- О, было бы круто, слушай, - Джон не задумывается о том, что отец будет несколько удивлен, когда его сын-как-бы-подросток вернется из Готэма в толстовке явно с чужого плеча, Джон в принципе не считает, что это странно, раз такой крутой герой предлагает, то это точно правильно и в порядке вещей. Чужой план как обычно выглядит потрясающим и определенно логичным, поэтому Джон доверяет и легко соглашается.

Наверное, все дело было в том, что внутренние сенсоры не вопили об опасности о том, что этому человеку нельзя доверять. Крипто тоже не кусал его, а только приветливо помахивал хвостом и радостно разглядывал, значит, человек точно абсолютно и совершенно замечательный. Руку протягивает, помощь предлагает. Джон хочет домой немного, это правда - не спать, правда. Поесть овсянку, рассказать папе про свои приключения. А спать Джону нужно мало, он же полукриптонец. Ему нужно меньше есть, меньше спать, меньше беспокоиться о себе. За Джоном вообще не нужно присматривать и ухаживать, он самостоятельный парень. Но в школу завтра и правда нужно. Завтра контрольная по химии. Если вдруг будет вопрос что происходит с белым порошок кристальным, который токсичен и не имеет собственного запаха, Джон напишет "взрывается". Мир очень интересно исследовать! Особенно учиться на практике! Папа точно будет рад и доволен.

- Как скажешь, - Кент принимает чужую руку и встает, передергивает плечами и разве что на месте не подпрыгивает. Выдыхает в прохладный воздух пар и разглядывает весело. А потом делает то, что умеет. Парит - и помогает парить Рою. Не держит на руках, не утягивает - а просто сосредотачивает свое воздействие на гравитацию. Умеет же помогать другим летать. Ну, и вот. За первой реакцией людей в таких ситуациях всегда забавно наблюдать.

+1

18

Рою бы удивиться чужим развлечениям с трактором, но он уже просто не мог громко шокироваться и просто воодушевлённо улыбался, старательно вспоминая как дышать. Что-то вроде вдох-выдох-никакого девчачьего визга, парень. Слишком много для такого впечатлительного парня как он. Слишком талантливые нынче пошли школьники. Ему с одной стороны хочется узнать побольше, потыкать пальцем, проверяя насколько чувствительна кожа к касаниям, не из мрамора ли случаем. А с другой неприятно гложет чувство вины за то, что вообще всё это начал. За собственное фиглярство и пустое баловство со всеми видами стрел какие только захватил с собой - это, во-первых, трата ресурсов, которые стоили денег, во-вторых, ну вообще не слишком-то осмотрительно, в конце концов они в Готэме, а не в Диснейленде. Да и он в конце концов не тот на кого стоит смотреть с плохо скрытым восхищением что ли. Конечно, приятно. А кому было бы неприятно? Но так неимоверно стыдно. И так страшно, что его вдруг посчитают за хорошего человека. Ошибочно, конечно же. А потом естественно разочаруются, потому что, ну, а как иначе то? Он ведь совсем не такой. Да, он старался делать мир лучше. Да, он воевал на стороне добра и справедливости, если они, конечно, хорошо платили.  А иногда и без вознаграждения, если считал, что так будет правильно. Но он всё же не хороший человек. Может быть внутренне он и не прочь бы быть кем-то на кого можно равняться, но всё как-то не получалось. Мешали шрамы, прошлое и скелеты в шкафах, бережно укутанные в сто одёжек, чтобы не мёрзли. Всё просто очень сложно. И вечно приходится выбирать: он сам или светлое и доброе. И пока он выбирал себя и тех, за кого готов был умирать, он был по-своему счастлив. Но не был хорошим человеком. Отнюдь. Он убивал и был порой жесток. Бил, забываясь, бил, чтобы причинить боль. Он оставлял своих подчинённых на верную смерть, считая, что так будет правильнее. Он отказывался от самого себя, восставал из пепла, выкарабкивался со дна и не умел уходить, когда попросят. Он был Роем Харпером - парнем, с которым не стоит водить дружбу детям с неординарными способностями и верой, что никого нельзя бросать. Подобное знакомство запятнает светлый лик щедрого на доброту и верность вовсе не человека. Опалит. Испортит. И причинит боль, потому что с ним совсем не безопасно. Во всех смыслах этого слова. Настолько, что даже суперпарень после всего-то какого-то часа проведённого рядом с ним вынужден был ждать пока заживёт обожжённая спина.
Именно поэтому открытый взгляд напротив и улыбка, которая, как Харпер и думал, была чертовски хороша, пугали и заставляли нервничать. Беги, парень, ну. Что ты здесь забыл?
Рой очень надеялся, что это их первая и последняя встреча.
Но в глубине души хотел другого.

На чужую радость от его, в общем-то, тупого плана, если учитывать все детали, конечно же, Рой только и мог, что покачать головой. Кажется, не он один тут предпочитал не думать, а действовать. Хотя ему как автору собственного оружия похвала была приятна. Да ещё и произнесённая без сарказма - ничего себе. Джон в целом был приятным во всех отношениях. Тёплым что ли. Да, пожалуй, именно что тёплым и как будто внутренне светящимся, когда забывал о том, что его беспокоило. И Харпер очень хотел бы, чтобы все его беды не рухнули на него всем скопом, когда радость от собственной полезности отойдёт на второй план, но знал, что это невозможно. Не в этой жизни. Не в этом мире. Не с хорошим парнем, так восторженно предвкушающим сомнительный обмен одеждой, который совершенно точно должен был вызвать вопросы у его отца. Но это уже не проблемы Харпера по большому счету. Он просто пытался быть заботливым.

- Ага, правильно, парень,- вообще соглашаться с Роем опасно для жизни, но Джон видимо ещё не осознал. Ну и ладно. Когда-нибудь поймёт. Или не поймёт, если они больше не встретятся и останется в приятном неведении - тоже, в общем-то, неплохо. Если в целом не сильно задумываться и жить сегодняшним днём и текущими проблемами любой исход, где они оба живы - это неплохо. Рой окинул оценивающим взглядом вставшего на ноги героя труда и обороны и едва слышно хмыкнул. Так и не скажешь, что в него только что выпустили пару обойм, да ещё и поджарили немного. А переоденет толстовку и вовсе никто не догадается. Наверное. Харпер бы может и учуял давно знакомый запах гари, но это не точно. Обычно он был слишком занят выживанием, чтобы обращать внимание на окружающий его мир и в особенности на запахи. Не пахнет кровью - значит, всё хорошо. Остальное вторично.

- Эй! Джон, да какого хрена?! - Рой уже летал. Всячески. И заброшенный на плечо и безвольно повисший в чужих руках, но всё больше предпочитал пользоваться благами человеческого или инопланетного гения и рассекать воздушные просторы на кораблях и самолётах. Летать самому ему как-то не упало. Страшновато, да и диковато. Он слишком стар для этого дерьма, но... но в целом здорово. Достаточно здорово, чтобы отошедший от первого шока Харпер засмеялся, перевернулся в воздухе и замер, размышляя как вообще летать. Ему привычнее по земле, если честно. Чем она ближе тем безопаснее падать, а падения для него норма. Джон, конечно, удружил. - Чёрт. Никакой магии вне Хогвартса, парень!

Харпер смеётся весело и заразительно. Он в принципе заразный. Немного безумный и очень опасный для других. И совсем не чувствует себя униженным, отплывая в сторону машины - отплывая, потому что не понял как правильно и просто лег на живот, удивляясь тому, что всё ещё не упал и стал загребать руками. Ему не стыдно быть глупым. И совсем не обидно быть смешным. Не самое ужасное, что с ним случалось. Да и стоило ему подгрести к краю крыши, как он каким-то чудом всё же снизился, уцепился за край и продолжил путь уже проверенным способом - цепляясь руками за выступы и упираясь ногами в стену, вполне себе уверенно спускаясь вниз. Гравитация в общем-то никогда его ещё не подводила. Прекрасная штука.

- Так всё, давай, закончили,- кое-как разобравшись как тут ходить, а может быть просто Джоннибой перестал дурить, Рой дошёл до своей машины, снял обычную бесполезную сигнализацию - тачка и так была в угоне и вообще считалась за временное транспортное средство, пока он не починит свой байк, но с места рвала прилично, да и в целом уже была слегка улучшена для его нужд. В багажнике, уже поднятым вверх, в самом деле лежала сумку, в которой, вот это чудеса, оказалась искомая толстовка. Красная, конечно же, а как иначе? Без рисунка правда, но Джон, наверное, переживёт. Протянув часть своего нехитрого гардероба, Харпер уселся на край багажника, раздумывая над тем, что ему бы тоже переодеться. Хотя можно было обойтись и без этого. Лень на самом деле так себе двигатель прогресса.

- Думаю, что не утонешь. Можешь не возвращать, считай что это подарок на твой первый раз в качестве героя,- шутка второсортная, но Харперу в самом деле не жалко распрощаться с толстовкой. Ещё купит. Он не слишком-то мелочный и местами даже благородный. Так что пусть кофта остаётся у Джоннибоя как напоминание об этом знаменательном дне.
Знаменательном же, да?

Отредактировано Roy Harper (2019-01-22 23:02:25)

+1


Вы здесь » DC: Stranded » Эпизоды настоящего времени » [19.12.2018] Before I turn to dust