ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
ТАЙМЛАЙН
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ

DC: Stranded

Объявление

08.02. Нет, мы не погибли в Новом году! Нет, мы все еще в деле! Да, нас ждут обновления (чуть позднее).

18.01. Дарим соигрокам ПОДАРКИ!

комиксы | NC-17 | эпизоды | 11.2018 - 01.2019

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DC: Stranded » Альтернатива » Hypnotize


Hypnotize

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[epi]Hypnotize xx.xx.xx
Джокер | Харли
http://sg.uploads.ru/coSZ1.jpg
Харли все же решается вернуться к мистер Джею, гонимая своими навязчивыми мыслями и идеями. К тому же Джокер снова объявляется на улицах Готема, начиная потихоньку сеять хаос и разрушения. Он сколачивает вокруг себя новую банду и желает захватить город себе, вернув потерянное (по его мнению) звание принца преступного мира. А его перепады настроения все чаще и больше. Но Харли это не останавливает. Она снова под гипнозом возвращается каждый раз.
NB! возможны осадки треша[/epi]

+1

2

[nick]Harley Quinn[/nick][status]you don't own me[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2bDZS.png[/icon][sign]сурикат[/sign]Харли было скучно.
Ей постоянно было скучно.
И от этого страдали все, кто оказывался в зоне досягаемости ее желания развеять как-то эту скуку. Перечислять все то, что успела она сделать в этот период - ну практически сводки новостей. Там подожгла магазин потому, что не нашла нужную пару туфель, тут устроила потом потому, что у них не было халатика с перламутровыми пуговицами. Да, был с сиреневыми, но Харли хотела с перламутровыми. Да, принципиально хотела, и вообще, скажите спасибо, что она свою биту не засунула надоедливой продавщице, которая все грозилась полицией.
А могла бы.
И не только биту.
Но на деле это все было так скучно, что хоть вешайся, веселее не станет.

Настроение, все более депрессивное, уже тянется за ней шлейфом. Голоса в голове спорят на разные лады, без участия самой Харли, зря она слезла опять с таблеток, но все же, сделано. Кошка занята грабежами, и брюлики сейчас не представляют для клоунессы никакого интереса, от чего она все больше злится, скучает, хотя уже знает, что ей нужно.
Мистер Джей. Ей нужен ее дорогой мистер Джей. Он ее героин, он ее мир, он ее любовник, создатель, кукольных дел мастер, она его кукла, ну и что, что надоело, сама ушла, сама и вернется.
Да, ей точно нужно к нему вернуться.
В тот момент, когда решение приходит в голову Квин, она даже ощущает подъем душевный, выбирает между футболкой с яркими полосами или черно-красным топом, в котором ее грудь выглядит весьма округлой и соблазнительной, но проклятье, он не подходит ее шортикам, в которых ее задница - мечта любой домохозяйки.
И не только.

И все же, поборов все проблемы выбора, заткнув пьяно горланящие песни голоса, летящей походкой вот прямо из мая, Харли направляется туда, где должен находиться мистер Джей. В голосе некто уже напевает голосом покойной Монро:
- I wanna be loved by you, just you,  and nobody else but you, I wanna be loved by you, alone! Boop-boop-de-boop!
В такт ритму в голове стучат каблучки и подпрыгивают хвостики, стоит ей добраться до заветного места, чтобы ее остановили незнакомые амбалы.
- Мальчикиииии, - сверкает глазами Харли, закинув на плечо свое биту, а под локтем удобно лежит кобура с пистолетом, большим, серебристым, прямо гордость берет за такое вооружение - ну, мааааааальчики, не будеть бяками.
Клоунесса капризно дует губы, подмигивает, все больше похожая на фарфоровую куклу, неправильную куклу, с белой кожей, идеальной, но в то же время испорченной странными яркими красками, алая помада, небрежно нанесенная на губы, манит к ним прикоснуться, но стоит посмотреть в глаза, чтобы понять - хочешь жить, тогда одумайся.
- Что, не договоримся?

Харли фыркает, ну вот, она только сделала маникюр, благоухает всеми яркими ароматами, которые смешиваются с вонью сточных канав Готэма, а эти мудаки ее не пускают к ее Джею, а он ведь ждет, он обязательно ее ждет, она знает, чувствует.
С минуту Квин качается на с носка на пятку, будто бы раздумывает, в какую часть туши перед собой прицелиться, уверенная, что справиться. И когда каблук с изящным хрустом несколько минут спустя входит в переносицу того, кто ей хамил, а второй лежит в отрубях, Харли лишь пожимает плечами.
- Ничто не остановит меня на пути к счастью, я буду лететь к нему на крыльях любви, - и уже за порогом громко сообщает: - Дорогооой, я дома! Скучал? Ну ведь скучал, правда, - это даже не вопрос, а безапелляционное заявление, не требующее от Джокера ровным счетом ничего, пока Харли ловко, словно обезьянка, виснет у него на шее, оставляя алые следы собственных губ на его маске безумного клоуна. - Ну вот я вернулась! - Заявляет она, будто только этого Джокер и ждал, не спал ночами, рыдал в подушку, нюхая забытую ею курточку, а как иначе. - Пирожочек мой.

0

3

На мертвенно бледном лице не было и тени улыбки. Клоун был крайне хмур. Мысли не связывались воедино. Не появлялась магическая картина. Ребус не разгадывался, а мозаика не складывалась. Словно чего-то постоянно не хватало. Какого-то несущественного маленького элемента. Который вроде бы обычно раздражал и мешал. На самом деле, такие скачки настроения были нормой. Но поддерживаться клоун обычно старался всегда одного выверенного образа. Он сам не представлял, какой он. Улыбка, она была все чаще и чаще натянутой. Часть образа. Проклятого образа. Этот мир был издевательским и ненастоящим. Готем. Противная грязная яма недостойная своему существованию. Люди манекены с заводными механизмами. Идут, мерзко щелкают и делают бессмысленные движения. Разлетаются на мелкие кусочки от его действий. Но это совершенно ничего не меняет. Ничего не меняется. Никогда. Этот процесс не остановить.

— ХА – ХА – ХА, — эхом разнеслось по коридору, заставив некоторых членов банды нервно втянуть головы в плечи. Джокер вмазал по столу. Все было тщетно и бессмысленно. Он становился таким же манекеном. Дурацким в безвкусном сиреневом костюме клоуна. Просто ярко окрашенный манекен. Глупый бесполезный кусок пластика. Сгорел, сломался. Плевать. Таких тысячи. Где один там и два.

От мыслей самоуничтожения отвлекает голос. Знакомый. Такой противный и мешающий голос, с пищащими нотками. До боли знакомый. Хотя боль, это слишком сильно сказано. Что такое боль, Джокер не помнил совершенно. Даже отрезав себе лицо, он практически ничего не почувствовал. Отделяя кожу от мышц. Чувствуя горячую кровь, стекающую по подбородку вниз. Ее было не так уж и много. Рука мастера тверда и уверенна.
Он выходит в коридор. На лице крайне скорбная и недовольная мина. Прищур. Харли. Вернулась. Не смогла стерпеть расставание? Неужели ее привязанность настолько сильна. Казалось - нет. Стоило ее просто пристрелить. Совершив перед этим что-нибудь ужасное. Ей больше не нужен был Джокер. Переборола и пережила. Еще не Харлин Квинзель. Но уже не та Арлекин.
— Конечно же скучал! Безумно, как всегда, — лицо клоуна растянулось в широкой улыбке, во все имеющиеся зубы, казалось бы, вот, все хорошо. Но с Джокером не могло быть все так просто. Как хотелось бы Харли. Он оттолкнул ее от себя и тут же тощая рука, с длинными пальцами, вцепилась прямо в ее горло. Зрачки сузились до маленьких точек, когда шут вгляделся в лицо Квин, — что ты тут забыла, Харли? Пришла следить за мной? На кого ты теперь работаешь, скажи мне?!

И казалось бы, откуда у Джокера столько силы. Но пальцы крепко сжимали горло Харли, не давая ей не то что сказать что-то, но и вздохнуть. Но хватка ослабла буквально через мгновение. Клоун передумал. В очередной раз.
— Знаешь, я мог тебя убить… много-много-много раз. Но знаешь что… ты каждый раз возвращаешься, обиженная, ненавидящая меня, где-то там внутри себя, маленькая Харли, — улыбка исчезла с лица клоуна, — но каждый раз… каждый раз ты возвращаешься. Моя милая маленькая Харли…

Пальцы цепко схватили ее за подбородок, слегка поворачивая лицо девушки в сторону. Отпустив его, клоун провел кончиками по ее щеке, как-то задумчиво продолжая ее рассматривать. Узкие щелочки зрачков снова увеличились.
— Что ты хочешь, Харлин? — он одернул руку, словно вдруг обжегся. В голосе не было ни нотки игривости или агрессии. Холодный голос. Мог ли он пугать больше, чем приступы истерического смеха?

+1

4

Наивно было полагать, что Джокер раскроет свои объятия заблудшему Арлекину, что снова обнимет ее и будет рад. Нет, клоун, в принципе, проявил некий приступ радости, даже позволив Харли немного расслабиться, чтобы в следующий миг все изменилось. Харли едва успевает осознать, как пальцы Джокера впиваются в ее шею, перекрывают кислород, заставляя дышать часто-часто, в попытках остановить асфиксию.

Как всегда, в своем репертуаре, задает вопросы, на которые она сейчас не в состоянии ответить ввиду обстоятельств. Харли чуток поскуливает, чувствуя, как носочки ботинок едва достают до пола, пытается отодрать цепкие пальцы от собственного горла, уже раз пять пожалев, что послушалась голосов в башке, нашептавших ей, что, наверное, ее Мистер Джей по ней соскучился.
В принципе, почти правда. Джокер, определенно, испытывал радость от возвращения блудной куклы, правда, выражал это, как всегда, весьма специфически. На миг Харли кажется, что сейчас все, финита ля комедия, жизнь будет доиграна, смерть придет и постучить по пустой черепушки, а у нее масса незаконченных дел, и записку Плющику она не оставила, вот незадача. Глаза успевают закатиться, когда вкрадчивый голос Джокера доносит до наполовину помутневшего сознания клоунессы слова.
В какой-то момент он отпускает Харли, удивительно, как она остается на ногах. Судорожно хватает воздух большими глотками, хлопает голубыми глазами обиженно и возмущенно. Голос звучит хрипло, рассерженно, жалобно, все одновременно:
- Конечно, возвращаюсь, ты же мой мистер Джей, как я могу от тебя отказаться?
[nick]Harley Quinn[/nick][status]you don't own me[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2bDZS.png[/icon][sign]сурикат[/sign]
Она обиженно надувает губы, все больше походит на фарфоровое произведение искусства немецких кукольников, белая кожа, яркая краска, таких природа создать не может, только человеческая рука.
В данном случае - рука Джокера.
Он ее создатель. И от того только обиднее становится, что он так себя ведет.

От прикосновения Джокера Арлекин вздрагивает, ожидая удара, но холодные пальцы почты нежны, и это заставляет Харли вздохнуть судорожно. Она касается синяков на шее по памяти, где были пальцы Джокера, недовольно, но тихо фыркает.
- Я слезла с таблеток! - Радостно сообщает она Джею. - И поняла, что соскучилась по тебе, пусичек мой? Неужели, ты совсем-совсем по мне не скучал?
Так разве может быть? Харли хлопает длинными ресницами усиленно, подкрадывается поближе, и снова виснет на шее Джокера с внезапностью кошки, обвивая его руками, прижимаясь губами к его губам.
- Ну вспомни, как нам хорошо было вместе, пора, пора.
Отношения с Джокером походили на замкнутый круг: все начинается, все горит, потом новая обида, Харли в истерике и слезах убегает под бочок в Айви, и снова возвращается к Джокеру, когда одолевает ломка. Сколько ни привязывай к кровати, все равно находит лазейку, чтобы снова оказаться в безумии клоуна, которое заразно, дополнительно полируя ее собственный сдвиг по фазе.
И сейчас Харли искренне не понимает, почему Джей так холоден, ну как он вообще может быть таким для нее?

+1


Вы здесь » DC: Stranded » Альтернатива » Hypnotize